Семя конопли налож

Семя конопли налож

YONKA КОСМЕТИКА HYDRA 1

Как же могу я знать, что, умерев на данный момент тут, я не буду рожден где-нибудь еще? Откуда мне знать, не является ли моя любовь к жизни заблуждением? Откуда мне знать, что моя погибель не будет лучше моей жизни? Цзы-Гун выслушал эти слова, но не сообразил их смысла. Он возвратился и пересказал их Конфуцию. Он понял кое-что, но не понял всего [7]. Цзы-Гун утомился обучаться и произнес Конфуцию:.

Янь-цзы сказал:. В погибели наши жизненные характеристики добиваются собственного предела. Странник, который запамятовал возвратиться назад, не знает, где его дом. А того, кто не знает, где его дом, весь свет осудит. Но когда все люди запамятывают про собственный дом, то уже некоторому осудить их. Люди в мире наверное назовут его глупцом и недотепой.

Положим, что некто гордится собой, выставляет напоказ свои возможности и умение, достигает славы и почета и не может удержаться от того, чтоб не хвастаться на виду у всего света, — что можно огласить о таком человеке? Люди наверное сочтут его умным и достойным уважения.

Оба этих человека не правы, но же люди будут порицать 1-го и хвалить другого. Лишь мудрец знает, кого следует порицать, а кого хвалить. Ле-цзы спросили:. Просто нет ничего лучше покоя, нет ничего лучше пустоты. В покое, в пустоте находишь место, где жить. А давая и отбирая, мы теряем место, где жить.

Юй Сюн сказал:. Те, кто молвят, что небо и земля не разрушатся, тоже ошибаются. Мы не можем знать, разрушатся они либо нет. Каждый судит со собственной точки зрения. И вот живые не знают, что такое быть мертвым, а мертвые не знают, что такое быть живым. Тот, кто приходит, не знает тех, кто ушел. А тот, кто ушел, не знает тех, кто придут опосля. Почему мы должны волноваться о том, разрушатся небо и земля либо нет? Шунь спросил собственного помощника:.

Ваши малыши и внуки для вас не принадлежат: Небо и Земля ниспослали их для вас, как змеи сбрасывают кожу. Потому вы странствуете, не зная, куда направляетесь, покоитесь на месте, не зная, на что опираетесь, и питаете себя, не ведая как.

Как же вы сможете владеть им? Но кто ведает о их движении? Ведь что уменьшится тут, возрастет там, что произрастает тут, увядает там. Уменьшаться и возрастать, произрастать и увядать — означает в одно и то же время рождаться и умирать. То же происходит и с человеком за время его жизни: его вид, суждения и манеры изменяются со временем, его кожа, ногти и волосы сразу растут и выпадают.

Но ж нереально распознать, как претерпевают они эти перемены. Мы узнаем о их только опосля того, как они произойдут. Некогда в королевстве Ци жил человек, который так боялся, что небо обрушится, а земля обвалится вниз и ему негде будет жить, что даже не мог есть и спать. Нашелся некто, кто принял близко к сердечку его ужасы, пришел к нему в дом и стал его успокаивать:. Ты целыми днями и стоишь, и ходишь, и все делаешь на земле. Чего же же бояться, что она обрушится?

Горы и бугры, реки и моря, сплавы и камешки, огонь и дерево — все это скопления твердого вещества, и из их выходит земля. Зная, что это скопления воздуха и твердого вещества, как можем мы быть убеждены в том, что они никогда не разрушатся? Небо и земля — это лишь песчинка в целой вселенной. Естественно, обязано пройти еще чрезвычайно много времени, до этого чем им придет конец, и предугадать этот срок чрезвычайно тяжело. Волноваться о том, что они разрушатся, естественно, тупо.

Но утверждать, что они не разрушатся никогда, — настолько же ошибочно. Так как небу и земле предначертано погибнуть, придет время, когда им наступит конец. И ежели мы окажемся в это время тут, то почему бы нам и не волноваться о этом? Когда Ле-цзы услышал эти слова, он тоже улыбнулся и сказал:.

И огласить, что Небо и Земля не погибнут, — тоже неправда. Погибнут они либо нет — этого мы знать не можем. Все зависит от того, как на это поглядеть. Ведь живые не знают, что такое погибель. Мертвые не знают, что такое жизнь. Те, кто есть на данный момент, не знают тех, кто был до этого. А те, кто был до этого, не знают тех, кто есть-сейчас.

В королевстве Ци жил богач по фамилии Го, а в королевстве Суп жил бедняк по фамилии Сян. Вот бедняк приехал в Ци, чтоб разузнать, как стать богатым. Богач Го произнес ему:. С тех пор как я стал вором, в течение первого года я сумел прокормиться, во 2-ой год достигнул достатка, а в 3-ий год — изобилия.

Бедняк Сян обрадовался, но он сообразил лишь, что богач Го был вором, и не сообразил, как необходимо воровать. Решив, что богач его обманул, бедняк вновь отправился к нему. Бедняк поведал ему, как все вышло. Я краду у неба и земли богатства, которые предоставляют времена года, я краду у туч и дождиков воду, у гор и равнин — их плоды, чтоб вырастить собственный сбор, посеять свои семечки, воздвигнуть свои стенки, выстроить собственный дом.

Я краду птиц и животных у земли, рыб и черепах — у воды. Но никто не осуждает меня за то, что я крал у неба. А вот золото и яшма и остальные драгоценности, зерно и шелк и различные продукты собраны людьми — разве их отправляет нам небо? Что же необычного, что тебя осудили за то, что ты присвоил их себе? Бедняк Сян был в недоумении и решил, что богач Го снова смеется над ним. Он пошел к Дунго-цзы, расспросил его и получил таковой ответ:. Го ворует, как все люди, и поэтому не подвергается осуждению.

Ты же воровал в одиночку, и поэтому тебя осудили. Проводить ли различие меж общим и личным либо нет — ты все равно будешь считаться вором. Сами небо и земля делают общее общим, а личное — личным. Для того, кто понял природу неба и земли, нет ничего, что было бы воровством и что не было бы воровством.

10 и еще 5 лет восседал на королевском престоле Желтоватый Владыка, и ему доставляло наслаждение знать, что весь мир был в его власти. В следующие пятнадцать лет он был озабочен только беспорядками в Поднебесной и предназначил свое зрение и слух, свои познания и возможности управлению народом. Но кожа на нем еще больше иссохлась, а его органы эмоций совершенно расстроились. Тогда Желтоватый Владыка сокрушенно вздохнул и сказал:.

Но хлопотать лишь о остальных — порок не меньший! Здесь он забросил все свои королевские дела, покинул дворец, распустил свиту, упразднил собственный оркестр с колоколами и барабанами и отказался от неповторимых кушаний, а сам стал жить в праздности в хижине, очищая свое сердечко и тело. Вот так он прожил три месяца, ни разу не вспомнив о собственных обязательствах сударя.

В один прекрасный момент, когда он уснул деньком, ему привиделось, что он попал в страну Хуасюй [10]. До нее нельзя добраться ни на лодке, ни на тележке, ни пешком. Странствовать там можно только в мыслях. В данной нам стране нет ни начальников, ни старших и все устраивается само собой. В людях нет ни жадности, ни похоти, и каждый живет сам по для себя.

Они не знают, что такое ставить себя выше остальных, и потому им неведомы любовь и ненависть. В мире нет ничего, что вызывало бы в их недовольство либо сожаление, ничего, что страшило бы их либо принуждало завидовать. Они прогуливаются по воде — и не тонут, ступают по огню — и не горят.

Ударишь их — и на их не покажутся раны. Ущипнешь их — и на их коже не остается следа. Они прогуливаются по воздуху, как по суше, спят в пустоте, точно в постели. Когда Желтоватый Владыка пробудился, он был чрезвычайно рад тому, что опять возвратился к собственной жизни.

Утомившись, я уснул, и вот что я увидел во сне. Сейчас я знаю, что Верховный Путь нельзя понять средством эмоций. Я знаю его, я его обрел, но я не могу поведать для вас о нем. А люди не переставали оплакивать его в течение 2-ух веков. Гора Гуешань стоит на островах, там, где Желтоватая Река впадает в Океан. Он вдыхает ветер, пьет росу и не ест злаков.

Он не ведает ни милости, ни любви, но небожители и мудрецы рады быть его советниками. Он не внушает ужаса, никогда не сердится, но люди способные и добросовестные рады быть его посланниками. В их нет щедрости и доброты — а остальные всего имеют в достатке.

Он ничего не собирает и не делает запасов, но ни в чем не нуждается. Учителем Ле-цзы был Старенькый Шан, а другом — Богао-цзы. Ле-цзы конкретно перенял искусство обоих и возвратился домой, оседлав ветер. 10 раз, когда Ле-цзы отдыхал от собственных дел, он просил его открыть свои секреты, и каждый раз Ле-цзы отсылал его обратно, ничего ему не сказав.

Инь Шэн обиделся и попросил разрешения уехать. Ле-цзы не стал возражать. Прошло несколько месяцев, Инь Шэн не отказался от собственных целей и опять пришел к Ле-цзы. Тогда я обиделся на вас, но сейчас обида прошла, и вот я снова тут, — ответил Инь Шэн. Спустя семь лет я уже не прилагал к своим мыслям понятия правильного и неверного и говорил все, что приходило на мозг, не задумываясь о полезности и вреде. Тогда учитель в первый раз предложил мне сесть рядом с собой. Тогда, когда я дошел до предела всего, что было снутри и вовне меня, мое зрение стало схожим моему слуху, мой слух — схожим моему чутью, мое чутье — схожим вкусовым ощущениям.

А сейчас ты захотел стать моим учеником и, не пробыв со мной и 1-го года, уже обижаешься на меня. Как же ты собираешься ходить по воздуху и скитаться совместно с ветром? Здесь Инь Шэн устыдился так, что долго даже вздохнуть не осмеливался. Больше он не подступал с расспросами к Ле-цзы.

Разрешите спросить, как этого добиться? Все, что владеет формой и образом, звучанием и цветом, — это вещи. Чем же различаются друг от друга вещи и чем превосходят они друг друга? Формой и цветом — лишь и всего! Какие могут быть преграды тому, кто это постиг? Небесное в нем сберегается в целости, духовное в нем не терпит вреда. Как же могут задеть его наружные вещи? Вот и опьяненный, упавший с повозки, может удариться сильно, а до погибели не убьется.

Тело у него такое же, как у остальных, а ушибется он по-особому — ведь дух его целостен. И все это время стоял не шелохнувшись, точно истукан. Тот же, обливаясь прохладным позже, свалился на землю и закрыл лицо руками. А для тебя на данный момент охото зажмуриться от ужаса. Искусство твое немногого стоит! В роду Фань был человек по имени Цзыхуа, который обожал завлекать к для себя удалых людей, и его боялись в целом королевстве. Он был любимцем правителя Цзинь и, хотя должности при дворе не имел, посиживал справа от 3-х Советников [14].

Всякий, кого он удостаивал благосклонного взгляда, получал авторитетный титул и удел, а те, кого он по своей прихоти оговаривал, лишались всех чинов и званий. В его доме толпилось не меньше просителей, чем в королевском дворце. Цзыхуа дозволял самым мощным и смелым людям в его свите обижать слабеньких и робких.

Даже ежели кому-нибудь в его присутствии наносили увечье, он не направлял внимания. Так он развлекался днями и ночами, и все обитатели королевства уже привыкли к этому. Притаившись у северного окна, он подслушивал разговор гостей. Увидев Кая с горы Шанцю, старенького и беспомощного, с обветренным лицом и в ветхой одежде, они отнеслись к нему с презрением, стали толкать и бить его, похлопывать по спине, оскорблять и насмехаться над ним. Тогда они привели Кая на вершину башни, и один из их произнес в шутку:.

Все сделали вид, что поверили этому, а Кай, принявший все серьезно, поторопился прыгнуть первым. Он погрузился на землю, как будто летящая птица, ничего не повредив для себя. Люди Цзыхуа решили, что ему просто подфартило, и не очень опешились такому радостному падению. Кай здесь же бросился в воду, и, когда он опять вынырнул на поверхность, в руке он держал жемчужину. Здесь в первый раз люди Цзыхуа задумались, а сам Цзыхуа пожаловал ему совместно с иными шелк и мясо.

В один момент в сокровищнице Фаней вспыхнул пожар. Здесь Кай без колебания направился к сокровищнице, исчез в пламени, а некое время спустя вышел из него целым и невредимым, даже сажа не оставила на нем следов. Но все же попробую для вас кое-что поведать. Не так издавна я слышал, как двое из вас, остановившись на ночлег в моем доме, расхваливали славу и могущество Цзыхуа, который типо может уничтожить либо подарить жизнь, озолотить либо разорить по собственной прихоти.

Я не знал, куда направляюсь, не ведал, где для меня полезность, а где вред. Я просто сосредоточился на одном — вот почему для меня не было никаких преград. Оглядываясь назад, я могу считать, что для меня было большой фортуной не утонуть и не сгореть заживо. Но посмею ли я опять ринуться в воду либо в огонь? Услышал о данной истории Цзай Во и поведал ее Конфуцию. Он движет небо и землю, принуждает отзываться духов, обхватывает собою вселенную и нигде не встречает преграды.

Ничто не мешало Каю, даже когда он поверил в ересь. Тем наиболее ничто не помешает ему, когда с ним будут искренни! Запомни это, юноша! У конюшего чжоуского царя Сюаня был раб по имени Лян Ян, который был искусен в обращении со животными и птицами. Он собирал их и держал у себя во дворе и умел укрощать самого свирепого хищника — вояка, тигра либо сокола.

При нем самцы и самки сбивались в своры, спариваясь без опаски; различные животные жили совместно и никогда не прогоняли и не кусали друг друга. Лян Ян произнес Мао Цююаню:. Но я боюсь, что сударь произнесет, что я скрываю от вас свои секреты, а поэтому разрешите мне поведать для вас о том, как приручать тигров. Кормя тигра, я не решаюсь давать ему живого зверька, ибо он впадет в ярость, убивая его. Я не даю ему и целую тушу, ибо он впадет в ярость, разрывая ее на части.

Хотя тигры совершенно не похожи на людей, но ежели они ласкаются к человеку, то это поэтому, что человек угождает ему, а ежели он кидается на человека, то это поэтому, что человек идет ему наперекор. А ежели так, то могу ли я гневать их, идя наперекор их желаниям? А так как в собственном сердечко я никому не угождаю и не перечу, животные и птицы принимают меня за собственного.

И поэтому нет ничего необычного в том, что они тихо гуляют по моему двору, не памятуя о лесной почаще и пустынной равнине, а когда они умиротворенно спят в моем дворе, им не снятся высочайшие горы и глубочайшие ущелья. Я спросил его еще, но он не захотел говорить со мной. Разрешите спросить, что это значит? Что бы с ним ни случилось, он будет безмятежен! Конфуций любовался водопадом в Люйляне. Вода в нем низвергалась с высоты в 30 саженей, река вокруг пенилась на расстоянии сорока ли. Вдруг Конфуций увидел в бурных волнах плывущего человека.

Но в 100 шагах вниз по течению незнакомец сам вышел на берег и пошел вдоль реки, распустив волосы и забавно напевая. Конфуций догнал его и спросил:. Разрешите спросить, есть ли у вас, великого пловца, собственный Путь?

Я вхожу в воду с течением, увлекающим на середину реки, и выхожу с течением, несущим к берегу. Вот как я удерживаюсь на плаву. Либо у тебя есть Путь? Ежели я смогу положить друг на друга два шарика, я не упущу много цикад. Я стою, как будто старенькый пень, руки держу, как будто сухие ветки. И в целом большущем мире, посреди всей тьмы вещей меня занимают лишь крылатые цикады.

Я не смотрю по сторонам и не променяю крылышки цикады на все богатства мира. Могу ли я не достигнуть желаемого? Один человек, живший у моря, обожал чаек. В один прекрасный момент его отец произнес ему:. Когда на последующее утро тот человек пришел к морю, чайки кружились над ним, но не опускались низковато. Познание, доступное всем, — поверхностно.

Чжао Сян-цзы охотился с соткой тыщ собственных людей в Срединных горах. Он поджег целый лес, поднеся огонь к высочайшей травке, и пожар распространился вокруг на сотки ли. Нежданно прямо из каменной горы вышел человек, поднимаясь и опускаясь совместно с клубами дыма. Наружность, кожа и лицо незнакомца были полностью человечьими. Его дыхание и его глас тоже были совершенно как у остальных людей.

Он спросил незнакомца, каким образом он мог жить снутри горы и пройти через огонь. А то, через что ты лишь что прошел, было огнем. Услышал о данной нам истории вэйский правитель Вэнь и спросил Цзы-Ся, ученика Конфуция:. Пройти через сплав либо камень, ходить по воде и огню — все это может быть. Но я готов поведать для вас все, что знаю о этом. Таковой ответ пришелся по душе царю Вэню. В королевстве Чжэн жил могущественный чернокнижник по имени Ли Сянь, который умел угадывать судьбы людей — будет ли человек жить либо умрет, спасется он либо погибнет, встретит либо не встретит фортуну, умрет ли в юности либо доживет до глубочайшей старости.

Так велико было его искусство, что обитатели Чжэн, завидев его, обращались в бегство. Попробуй привести его сюда, пусть он поглядит на меня. На последующий день Ле-цзы привел чернокнижника к Ху-цзы. Я увидел нечто странноватое, увидел сырой пепел! Ле-цзы вошел в комнату учителя, обливаясь слезами, и передал ему слова чернокнижника.

Ему же, правильно, привиделось, что жизненной силе во мне прегражден Путь. Ему сейчас намного лучше! Он совершенно ожил! Ни имя, ни суть в нем не гнездятся, а жизненная сила во мне исходила из пяток. Он, правильно, увидел во мне это истечение силы. Я не могу разгадать его вид. И вот он узрел во мне глубочайший исток жизненных сил. На последующий день чернокнижник опять пришел к Ху-цзы, но не успел он усесться на собственном сиденье, как в смятении вскочил и выбежал вон.

Ле-цзы побежал за чернокнижником, да так и не догнал его. Я стал перед ним пустым, неосязаемо-податливым; невдомек ему было, кто я и что я такое, вот и показалось ему, что он скользит в бездну и плывет свободно по лону вод. Здесь Ле-цзы сообразил, что еще и не начинал обучаться. Он возвратился домой и три года не показывался на людях. Сам готовил пищу для супруги. Свиней кормил, как гостей. Дела мира знать не желал. Роскошь презрел, возлюбил простоту. Возвышался один, как будто ком земли.

Не держался правил, смотрел в глубь себя [18]. Ле-цзы отправился в королевство Ци, но с полпути повернул назад и встретил на дороге Бохуня-Безвестного, который спросил его, почему он ворачивается домой. А это уже небезопасно. Вот что встревожило меня. Некое время спустя Бохунь-Безвестный пришел к Ле-цзы и у дверей его дома увидел множество туфель, оставленных посетителями. Бохунь встал лицом на север, оперся на посох и прислонился к нему щекой.

Постояв так незначительно, он вышел, не сказав ни слова. Так оно и вышло. И дело не в том, что вы сможете дозволить им делать это, а в том, что вы не сможете запретить им поступать так. Ежели вы желаете произвести воспоминание, это расстроит вашу внутреннюю гармонию и не принесет хороших плодов. Никто из ваших компаньонов не произнесет для вас ничего дельного, все их пошлые слова — как будто яд. Ежели мы не стараемся друг друга пробудить, как мы будем мужать?

Ян Чжу поехал на юг и добрался до королевства Пэй. Когда Лао-цзы уезжал на запад, в королевство Цинь, Ян Чжу вышел за город, чтоб поприветствовать его. Лао-цзы встал в центре дороги, подняв взгляд к небесам, и произнес со вздохом:. Ян Чжу ничего не ответил. Когда путешественники прибыли в его дом, он подал Лао-цзы полотенце, гребень и таз с водой для омовения.

Ваш ученик желал попросить вас объяснить смысл этих слов, но вы все шли вперед, и я не посмел обратиться к для вас с вопросцем. Сейчас же осмелюсь спросить вас, в чем моя ошибка? Лао-цзы ответил:. Кто может ужиться с тобой? Самая незапятнанная белизна кажется чуток запачканной,. До этого Ян Чжу в каждой харчевне приветствовали и провожали жильцы, владелец подавал ему сиденье, хозяйка подносила полотенце и гребень, сидевшие в доме уступали место на циновке, гревшиеся давали место у очага.

Когда же он возвратился, постояльцы стали спорить с ним за место на циновке [20]. Ян-цзы путешествовал по королевству Сун и тормознул на ночлег в придорожной харчевне. У владельца харчевни было две наложницы: одна прекрасная, иная уродливая. С дурнушкой он обращался почтительно, а с кросоткой был груб.

В Поднебесном мире есть Путь, благодаря которому постоянно одерживают победу, и есть Путь, благодаря которому не одолевают никогда. 1-ый зовется слабостью, 2-ой зовется силой. Выяснить их просто, но люди не хотят их знать. Человек, старающийся затмить тех, кто слабее его, оказывается в угрозы, когда он встречает того, кто посильнее его.

Оно значит, что ты побеждаешь не остальных, а себя и ищешь подабающее применение не остальным, а самому для себя. Ежели хочешь быть жестким, оберегай твердость мягкостью. Ежели хочешь быть мощным, поддерживай силу слабостью.

Когда мягкое скапливается, возникает твердость. Когда слабость скапливается, возникает сила. Смотри, как это накапливается, и ты постигнешь корень всех удач и бед. Мощные одолевают тех, кто слабее их, а когда они встречают равного,. Слабенькие одолевают тех, кто посильнее их, и сила их неизмерима. Лао-цзы сказал:. Ежели войско могучее, оно погибнет. Ежели дерево мощное, оно сломается. Мягкое и слабенькое — это жизнь. Жесткое и мощное — это погибель [22]. Человек может быть подобен нам видом, но мозг его может не быть подобен нашему.

Мудрый предпочитает быть схожим мозгом, а простые люди обожают тех, кто похож на их видом, и избегают тех, кто на их не похож. Но ж люди все равно воспримут его как для себя подобного. И все-же люди не сочтут их за схожих для себя, поэтому что видом они отличны от людей. Когда Желтоватый Владыка бился с Яньди на равнине Фань-цюань, он поставил впереди медведей, волков, леопардов и тигров, а знаменосцами у него были соколы, фазаны, коршуны и кречеты.

Вот что означает подчинять животных и птиц силой. Когда Яо поручил Кую управлять музыкой, тот, ударяя в каменные пластинки, заставлял животных пускаться в пляс, а стоило ему сыграть на свирели мелодию Сяо-шао, как пара фениксов прилетала во дворец и исполняла танец. Вот что означает зачаровывать животных и птиц музыкой. Так как они различаются от людей видом и голосом, мы не знаем, как разговаривать с ними, но мудрый все знает и все осознает, оттого он может привлечь к для себя животных и птиц и сделать их своими слугами.

Как и мы, они стремятся уберечь свою жизнь, и им нет нужды для этого обучаться у человека. В глубочайшей древности люди и животные жили сообща, держались дружно. А в наш смутный век они прячутся в норах и дуплах, чтоб спасти себя. Даже и сейчас в восточной стране Цзе почти все люди соображают речь животных. Такое может быть даже при наших ограниченных познаниях.

Великие мудрецы древности знали обычаи всех созданий в мире и соображали голоса всех животных и птиц. Настоящие мудрецы способны разговаривать с духами, призывать к для себя людей со всех сторон света и собирать вокруг себя и птиц, и животных, и насекомых, а это значит, что меж всеми созданиями мироздания нет огромных различий в их сознании. В королевстве Сун жил человек, который чрезвычайно обожал обезьян и держал у себя целые обезьяньи своры.

Он мог читать мысли обезьян, и мортышки тоже его соображали. В конце концов ему стало совершенно туго, и он решил давать мортышкам меньше корма. Боясь, что мортышки взбунтуются, он задумал обхитрить их. Мортышки пришли в ярость. Тогда человек сказал:. Мортышки были чрезвычайно довольны и быстро успокоились. Точно так же умный человек обманывает глуповатого. Ничего не меняя ни по наименованию, ни по сущности, он умеет вызывать в остальных то удовлетворенность, то гнев [23]. Цзи Син-цзы растил бойцовского петушка для сударя.

Прогуливается заносчиво, то и дело впадает в ярость, — ответил Цзи Син-цзы. Прошло еще 10 дней, и сударь опять задал тот же вопросец. Минуло еще 10 дней, и правитель вновь спросил о том же. Глядит гневно и силу норовит показать. Спустя 10 дней сударь снова спросил о том же.

Посмотришь издали — как будто из дерева вырезан. Жизненная сила в нем достигла завершенности. Остальные петушки не посмеют принять его вызов: чуть завидят его, как здесь же повернутся и убегут прочь [24]. Хуэй Ан пришел к сунскому царю Кану. Правитель Кан топнул ногой, кашлянул и произнес грозно:. Чему можешь ты обучить меня? Охото ли для вас выяснить этот способ? Вот что я желаю знать! Положим, я знаю метод сделать так, что никто в мире, как бы храбр и силен он ни был, даже и помыслить не смел о том, чтоб стукнуть вас.

Положим, я знаю метод устроить так, что никто в мире и мыслить не будет о том, чтоб причинить для вас зло. Не соблаговолите ли выяснить, что они такое? Конфуций в Мо Ди стали сударями, не имея королевства, и управляли, не имея подданных. Тогда вы намного превзойдете Конфуция и Мо Ди. Правитель Кан не нашелся что ответить, Хуэй Ан же не мешкая ушел. Правитель произнес людям собственной свиты:. Мне, единственному, и возразить нечего! Во времена чжоуского царя My из страны на дальнем Западе пришел кудесник, который мог проходить через огонь и воду, заходить в камень и сплав, крутить горы, поворачивать реки вспять, подымать в воздух целые городка, летать в пустоте и не падать и беспрепятственно проходить через всякие твердые предметы.

Не было конца всяким расчудесным явлениям, которые он мог вызывать. Он отвел ему покои в королевском дворце, посылал ему мясо жертвенных животных и наилучших танцовщиц, чтоб развлечь его. Тогда правитель My выстроил для него новейший дворец, призвав для его строительства наилучших мастеров по глине и дереву и наилучших знатоков лаков и белил.

Каждый месяц он подносил кудеснику драгоценные одежды, каждое утро — изысканнейшие яства. Кудесник был по-прежнему недоволен, но все же согласился жить в башне за неимением лучшего. Схватившись за его рукав, правитель взлетел с ним на самую вершину неба и попал в его дворец. Этот дворец был построен из золота и серебра, усыпан жемчугом и нефритом.

Стоял он выше туч и дождиков, и нельзя было осознать, на чем он держался. Издали он казался пышноватым облаком. Все, что лицезрел там глаз и слышало ухо, обоняли ноздри и пробовал язык, было неведомо земному жителю. Кудесник толкнул его, и он полетел куда-то в пустоту. Очнулся он в собственном дворце, а его слуги стояли рядом в ожидании приказаний. С тех пор правитель My был сам не собственный и оправился только спустя три месяца. Он снова спросил кудесника о том, что вышло с ним, и тот ответил:.

Для чего же для вас странствовать телом? Разве обязано место, где вы побывали, различаться у вашего собственного дворца? Обязано ли место вашей прогулки различаться от вашего собственного парка? Вы покойны, когда вокруг вас ничего не изменяется, и волнуетесь, когда происходит нечто неожиданное и мимолетное.

Правитель был чрезвычайно доволен. Он забросил муниципальные дела. Колесничим был Бо Яо, а его ассистентом — Бэнь Жун. Они промчались тыщу ли и прибыли в земли племени Цзюйсоу. Обитатели той страны поднесли царю My кровь белоснежного лебедя для питья, молоко скотины и кобылицы для мытья ног. То же они сделали и для колесничих и их помощников. На последующий день они взобрались на гору Куньлунь, чтоб поглядеть на дворец Желтоватого Владыки, и насыпали бугор, чтоб бросить память будущим поколениям.

Мать-Царица Запада пела царю, а он пел ей, но слова его песни были печальны. Видя, как солнце, проделав собственный дневной путь в 10 тыщ ли, входит за западную гору Янь, он произнес со вздохом:. Я, будучи царем, презрел благочестие ради удовольствий. Как можно именовать царя My божественным человеком! Он сумел сполна насладиться собственной жизнью, но все же он погиб, не дожив и до 100 лет.

Лао Чэн-цзы обучался волшебству у учителя Инь Вэня, который за три года не произнес ему ни слова. Лао Чэн-цзы пришел к учителю с извинениями и стал просить у него разрешения отбыть домой. Все, что произведено на свет превращениями и получает собственный образ от сил Инь и Ян, рождается и погибает. И ты, и я — лишь призраки. Чему же здесь учиться? Лао Чэн-цзы возвратился домой и стал размышлять над словами учителя Инь Вэня.

Но он за всю жизнь никому не раскрыл секрета собственного искусства, и следующие поколения так и не смогли перенять его. Иногда они достигали цели благодаря собственному благотворному влиянию — кто может измерить его? Существует восемь доказательств того, бодрствуем ли мы, и 6 методов подтвердить, не спим ли мы. Каковы эти восемь доказательств?

1-ое — событие, 2-ое — действие, третье — приобретение, 4-ое — утрата, 5-ое — печаль, шестое — удовлетворенность, седьмое — рождение, восьмое — погибель. Эти восемь предъявляются нам, когда наше тело заходит в соприкосновение с чем-либо. Что же такое 6 подтверждений? А кто знает предпосылки событий, никогда не будет в недоумении.

Жизненная сила в нашем теле, растекаясь либо скапливаясь, возрастая либо ослабевая, постоянно связана с Небом и Землей и откликается разным родам вещей. Когда в вас сильно начало Инь, то для вас снится, что вы плывете в пучине вод. Когда усиливается начало Ян, для вас снится, что вы идете через большой огонь.

Когда Инь и Ян равно сильны, для вас снится, что вы убиваете либо спасаете жизнь. Ежели на душе тяжело, тогда для тебя приснится, что ты тонешь в воде. Когда во сне нечаянно ляжешь на собственный пояс, то приснится змея. Когда станет мрачно, снится огонь. Опосля пирушки побеждает печаль, опосля пения и танцев — плачешь. Воспринятое телом — это то, что происходит наяву. Потому то, о чем мы думаем деньком, ночкой мы лицезреем во сне: так встречаются тело и дух.

Нет, не зря было сказано, что истинные люди древности забывали о для себя наяву и не лицезрели снов, когда спали! На самом юге западного предела Земли есть страна, и где пролегают ее границы — неведомо. Зовется она Гуман. Там не светят ни солнце, ни луна, и потому там нет различия меж ночкой и деньком.

Люди там не едят еды и не носят одежды, но все время спят, просыпаясь только раз в 50 дней. Они считают реальным то, что лицезреют во сне, и не верят тому, что лицезреют наяву. Тьма и свет в ней разделяются поровну, потому дни и ночи сменяют друг друга.

Посреди ее обитателей есть и умные, и глуповатые. Чтоб надзирать за ними, есть правители и чиновники, чтоб поддерживать их в жизни, есть обычаи и законы. Слова и деяния их нереально ни пересказать, ни сосчитать. На самом севере восточного предела Земли есть страна, которая зовется Фуло. Тамошние обитатели питаются кореньями и плодами и не могут готовить еду на огне. От природы они грубые и беспощадные, мощные притесняют слабеньких.

Они чтут только фаворитов и не признают справедливости. Инь в королевстве Чжоу заведовал огромным хозяйством. Его слуги, спешившие выполнить каждое его приказание, трудились от зари до зари. С утра он со стоном шел на работу, вечерком, совсем утомившись, прочно засыпал. Его радости не было предела. Когда же он просыпался, то опять лицезрел себя ничтожным прислужником.

Когда кто-либо выражал ему сочувствие, видя, как он страдает, слуга отвечал:. Деньком я обычный слуга и жизнь моя тяжела, зато по ночам я живу как правитель. На что же мне жаловаться? А обладатель хозяйства Инь был вечно занят хлопотами.

В заботах о дарованном предками наследстве он истощал силы тела и души. И каждую ночь, заснув, он лицезрел себя во сне рабом, которого подгоняют, дают самую запятанную работу, ругают и бьют. Он бредил и стонал во сне и только с приходом дня находил отдохновение. Опечаленный сиим, Инь попросил совета у друга, и тот произнес ему:.

Когда вы видите себя во сне рабом, которого принуждают без отдыха трудиться, то это судьба воздает для вас то, чего же вы лишены. Разве можно иметь все сходу и во сне, и наяву? В королевстве Чжэн жил человек, который в один прекрасный момент пошел в лес за хворостом и наткнулся на испуганного оленя. Он стукнул оленя и убил его наповал. Но от радости он даже запамятовал, где упрятал добычу, и решил, что все это случилось с ним во сне.

По дороге он сам для себя говорил вслух про то, что с ним случилось. Когда этот прохожий пришел домой, он произнес жене:. Поистине тот человек лицезрел вещий сон! Так как ты сам отыскал оленя, то не лучше ли огласить, что это ты лицезрел вещий сон? Дровосек тем временем возвратился домой, но никак не мог смириться с мыслью, что растерял убитого им оленя.

В ту же ночь он увидел во сне и место, где он упрятал оленя, и человека, который забрал его. На последующее утро, руководствуясь своим сном, он разыскал того человека, а позже пошел к судье, требуя, чтоб ему возвратили оленя. Его отвели к главе судебного ведомства, который рассудил так:. А ежели ты убил оленя во сне, то нельзя говорить, что это было в реальности.

Тот человек на самом деле взял твоего оленя, но ж оспаривает твое право владеть им. Его супруга тоже говорит, что он во сне увидел чужого оленя, но не хочет признавать того, кто этого оленя убил. Я же могу огласить лишь, что в наличии имеется олень. Предлагаю для вас поделить его меж собою. о этом деле доложили правителю Чжэн, и тот сказал:. Уж не собирается ли основной судья поделить оленя во сне?

Спросили мировоззрение первого советника, и тот сказал:. Ежели вы желаете отделить в данной для нас истории сон от яви, то для вас придется позвать самого Желтоватого Владыку с Конфуцием. Но коль скоро ни Желтоватого Владыки, ни Конфуция уже нет в мире, кто же сумеет разобраться в этом деле? А почему лучше согласиться с решением главенствующего судьи. В зрелом возрасте Хуа-цзы из Янли в королевстве Сун лишился памяти.

На улице он забывал идти, дома забывал сесть. Сейчас он не помнил, что случилось с ним вчера, а на последующий день забывал, что было сейчас. Родные чрезвычайно переживали за него и пригласили гадателя, который погадал на панцире черепахи, но не отдал ответа о судьбе Хуа-цзы. Тогда домашние пригласили чернокнижника, который прочитал заклинания, но ничего не достигнул. Пригласили знатока ритуалов, который сделал праздничный ритуал жертвоприношения, но и это не посодействовало.

Семья Хуа-цзы обещала ему в случае фуррора дать половину собственного состояния. Конфуцианец произнес им:. Есть крупная возможность, что я его вылечу. Здесь конфуцианец раздел Хуа-цзы донага, и тот стал находить одежду; принудил Хуа-цзы голодать — и тот стал находить еду; завел его в темноту — и тот стал находить свет. Конфуцианец был чрезвычайно доволен и произнес сыновьям Хуа-цзы:.

Я попрошу всех удалиться из комнаты больного, а сам останусь наедине с ним на семь дней. Все повиновались, и никто не увидел, что делал тот конфуцианец. Но же заболевание, державшаяся почти все годы, отступила за одно утро. Но, очнувшись, Хуа-цзы впал в ярость. Неужто я не смогу больше хотя бы на миг забыться? Услышав о данной для нас истории, Цзы-Гун много подивился и поведал о ней Конфуцию. О чем бы он ни задумывался, он все осознавал напротив, будь то небо либо земля, четыре стороны света, вода либо огонь, жара либо холод.

Посреди их много людей качественных и опытных. Отец сумасшедшего направился в Лу, но, проходя через Чэнь, встретил Лао-цзы и сказал ему о заболевания отпрыска. Ежели бы все в мире были такие, как твой отпрыск, то сумасшедшим считали бы не его, а тебя. Кто властен судить о радостях и печалях, звуках и цветах, запахах и вкусах, правде и неправде? Я даже не уверен, что мои слова не безумны, а уж речи благородных мужей из Лу — самые сумасшедшие в мире.

На старости лет решил он возвратиться на родину. Здесь янец принял праздничный вид. И у яньца из глаз брызнули слезы. И здесь янец разрыдался. Попутчик его не сумел удержаться от хохота и произнес ему:. Ведь мы — в столице Цзинь. Янец чуток не сгорел от стыда. А когда он и в самом деле пришел в столицу Янь, увидел алтарь собственной общины, отчий дом и могилы предков, то уже не был так взволнован.

Конфуций жил в праздности [31]. Цзы-Гун вошел к нему, чтоб прислуживать. Конфуций смотрелся озабоченным. Цзы-Гун не посмел задать ему вопросец, вышел и сказал о том, что лицезрел, Янь Юаню. Здесь Янь Юань запел, подыгрывая для себя на лютне. Вот я и радуюсь. Конфуций поменялся в лице, помолчал и сказал:. Ты плохо сообразил меня. Я произнес это лишь по случаю. А сейчас я поправлю себя. Ты слышал лишь, что не ведает печали тот, кто радуется Небу и знает судьбу, но еще не слышал о том, сколь велика печаль того, кто радуется Небу и знает судьбу.

Я расскажу для тебя о этом без утайки. Я делал это не для того, чтоб улучшать себя либо посодействовать лишь собственному родному королевству Лу. Ежели мой Путь не проходит даже в одном королевстве и при моей жизни, то что же говорить о всем мире и о будущих временах? Вот о чем должен печалиться человек, который радуется Небу и знает судьбу.

И все же я сообразил, где истина. Для чего находить что-то им на замену? Янь Юань повернулся лицом к северу, поклонился и сказал:. Он вышел и поведал Цзы-Гуну, и Цзы-Гун был чрезвычайно изумлен. Янь Юань еще раз пришел к нему с разъяснениями. Тогда Цзы-Гун возвратился к Конфуцию и до конца собственной жизни не переставал играться на лютне и декламировать книжки. Боярин из королевства Чэнь, находясь с визитом в Лу, устроил доверительную встречу с Шусунем. Он понял Путь Лао-цзы и умеет глядеть ушами и слушать очами.

Когда правитель Лу прослышал о этом мудреце, он чрезвычайно опешил и послал авторитетного сановника с наказом привезти его со всеми почестями в Лу. В скором времени Гуан Чэн-цзы прибыл к его двору, и луский правитель в самых вежливых выражениях стал расспрашивать гостя о его возможностях.

В чем же заключается ваш Путь? Мне не терпится услышать. Хоть какое самое маленькое явление, хоть какой самый слабенький звук внятны мне независимо от того, случаются ли они за пределами Восьми пустынь либо прямо под моим носом. Это познание возникает само собой — и лишь. Правитель Лу был чрезвычайно доволен. На последующий день он сказал о этом Конфуцию, а тот улыбнулся и ничего не произнес. 1-ый советник королевства Сун навестил Конфуция и спросил его:.

Конфуций поменялся в лице и сказал:. Он не заведует — а в мире нет беспорядка. Не воспитывает — а его слушаются беспрекословно. Он настолько велик, что никто даже не может прославить его. Я догадываюсь, что он воистину мудр, но не знаю, прав ли я в собственной догадке [33]. Цзы-Ся спросил Конфуция:. Цзы-Лу может быть храбрым, но не умеет беречь себя.

Множество людей, желавших стать его учениками, поселились вблизи. Число их росло с каждым деньком, так что их и сосчитать не успевали. Но Ле-цзы все считал, что их недостаточно, и каждый день затевал с ними споры, слушая доводы каждого. 20 лет прожил он по соседству с Наньго-цзы, но они не прогуливались друг к другу в гости, а встречаясь на улице, делали вид, что не замечают друг друга.

О чем мне с ним говорить? Речь идет о поминальных табличках с именами усопших, устанавли вавшихся в алтарях и храмах: таблички числились пристанищем душ усопших. Кантон - с XVII в. Lues venerea - сифилис. Перевод и примечания С. Блюмхена п изданию: Ch. Hurnana and Wang Wu. The Yin-Yang. The Chinese Way of Love. Пить вино, обожать даму, писать иероглифы, создавать картину, сочи нять стихи - все это по природе собственной однообразные деяния.

Сексуальность как культурологическая либо эстетическая неувязка воз никла в научной литературе сравнимо не так давно, в начале годов необыкновенную остроту она заполучила в гг. Вправду, главные жанры китайской классической жи вописи - пейзаж, цветочки и птицы травки и насекомые , бытовая живопись портрет, ежели их сравнить с классическим европейским искусством стают как лишенные эротических сюжетов и чувственных образов.

Конфу цианскими правилами живописи предписывалось быть чисто интеллектуальны явлением вэнь , очищенным от неблагопристойностей. Сексапильные сюжет имели право на существование только в графике, которая почиталась ис кусством вульгарным су. Но даже и тогда, когда рамки конфуцианской морали бывали соблюдены, при сущие китайской живописи суггестивность, особенное искусство намека и недо сказанности дозволяли выражать чувственность, вызывать сексапильные аллю зии очень изощренно и многообразно.

То событие, что красочный свиток представлял собой единств знаков, содействовало тому, что в сфере восприятия искусства развива лась система ассоциаций, ибо чтение этих знаков требовало ассоциа тивного мышления, которое создавало общность, целостность восприяти разрозненных знаков, о чем мне доводилось писать ранее см. Китайской культурой в дальной древности были выработаны архетипы знаки вечности, которые в следующие столетия ставали как база канва, по которой расшивался узор художественного стиля той либо ино эры.

В психологии К. Именн эти образы - знаки теснейшим образом соединены с сексапильным кодом ки тайландской живописи. Юнг, к названным архетипам при мыкают еще треугольник, дракон, змея, сердечко, печень, огонь и др. И ос новные структурные индивидуальности художественного текста, до этого всего мно гослойность и полисемантизм, присущи красочному произведению китайског художника 3.

Одним из почти всех смысловых пластов китайской живописи, о ладающей завышенной семантичностью, которая разъясняется также ее близки родством с иероглификой, стает слой, связанный с сексом. В китайской литературе о живописи этот параметр специально не расс матривался.

Суждения китайских исследователей о сексапильном смысле те либо других красочных образов можно отыскать только в описаниях жизни художни ков, либо в их характеристике подобных мотивов в художественной лите ратуре, либо в книжной иллюстрации.

Британский ученый, по его собственному признанию, создавал собственный труд н базе подробных консультаций китайских ученых традиционной выучки кон фуцианского толка - книжка писалась во время долголетней работы Вильямс в Шанхае. Муравей и ко мар, клинок и ваза, азалия и роза и т. Вильямса интересует не миропонимание в широком смысле слова его цель строже - он стремится выявить в океане разных идей те идеи образы, на базе которых был выработан изобразительный код всей тради ционной культуры Китая.

Разрушение границ меж высочайшей культурой взнь и. Эберхарда 6. Значимым пласт в словаре Эберхарда составляет растительный ко культуры старенького Китая, он описан во почти всех наиболее 100 особых сло варных статьях. Общественная методологическая черта этого типа мифоло гического кода дана в работе В. Стразы-символы растений в китайском искусстве по собственному значению яв ляются, пожалуй, центральными. Так, согласно Эберхарду, фактически вс деревья, цветочки травки в той либо другой степени могут вызывать в человек эротические ассоциации и являться сексапильным возбудителем.

Изображения насекомых и птиц вызывают, согласно В. Эберхарду, сексу альные ассоциации. Заяц, в особенности держащи пест и толкущий в ступе, символизирует мужскую сексапильную активность. Священные мифологические животные - цилинь, дракон, тигр и черепаха с змеей , символизирующие страны света, светила, первоэлементы, цвета звуки, владеют также и сексапильным смыслом. Так, цилинь, узнаваемый тем что приносит счастье при деторождении, является образом-символом одно из 30 поз при соитии. Черепаха, поточнее иероглиф черепахи, представляе как графический знак фаллоса, а змея - женское начало, - слившаяся черепахой, олицетворяющей мир воды и темного дамского начала и одновре менно мужской силы, - это один из центральных сексапильных образов ки тайландского искусства.

Изображение пары овец - двойное я служит образом мужской сексапильности. Эберхардом как исполненный тонких игривых намеков, связанных с сексу альной сферой жизни человека. Так, кольцо юаньби значит девствен ность; мяч, нередко вышитый, прочитывается как подобие волшебному, животик ворному яичку - отсюда игра львов с мячом, драконов с жемчужиной имеюще аналогичный мячу символический смысл стают как сексапильные образы. Кист для письма часто символизирует фаллос: оплывание свеч может осозна ваться как страстность соития: сеть для ловли рыбы обозначает женски половые органы.

Музыкальные инструменты, такие, как флейта, лютня-пипа цитра-цинь, владеют определенным сексапильным смыслом. В пейзажных композициях с изображением гор и рек, деревьев, луны небе, разных мостиков и павильонов, одиноких задумчивых рыбаков лодке либо странников В. Эберхард открывает определенный сексуальны смысл. Горами, точнее яшмовыми горами, часто именуют женскую грудь горная равнина - это впадина меж ними, соски же подобны виноградинам плодам лотоса. Мост в эротической литературе обозначает область межд анальным отверстием и влагалищем.

Картина с изображением одинокого супруг чины, прогуливающегося по мостику над аква потоком, имеет эротически аллюзии, может означать и гомосексуализм. Особенной чувственностью и сексапильной напряженностью пронизаны различ ные природные стихии, взаимодействие объектов природы, функции предмето и т. Очевидно, выявленные В. Эберхардом сексапильные ассоциации, пронизы вающие большая часть образов-символов китайской живописи, не постоянно восп ринимаются зрителем. Возвышенные пейзажи Фань Куаня либо виртуозные мо нохромные листы с изображением бамбука профессионалы У Чжэня, незапятнанные, просты композиции Ни Цзаня не вызывают чувств и мыслей из сексапильного кода.

Н подавляющая часть живописи цветов и птиц, жанровой и портретной живопис и отчасти пейзажа насыщена сексапильными аллюзиями в чрезвычайно существенно степени. Завадская Е. Эрос - одна из древних тем в искусстве, существовавшая и существу ющая постоянно и везде, во все времена и у всех народов.

Искусство и эроти ка нередко дополняют либо подменяют друг друга. Чувственное эротическо начало человека питает энергетически его художественное творчество. По добное утверждение издавна уже не вызывает колебаний даже у прирожденны ханжей.

Каждый актер знает, что, выходя на сцену, он должен обожать, желать иметь и отдаваться собственному партнеру, даже ежели происходящий меж ним конфликт далек от любовного. Должен уметь обожать весь зал и каждого зри теля в отдельности, и только тогда можно рассчитывать на фуррор. Даже христианстве, которое почитает плоть низменным началом, экстаз духовног прозрения изображается иногда так, что тяжело его отличить от экстаз плоти.

Умопомрачительно похожи Св. Тереза статуя Бернини и насилуема дама с рисунка Леонардо да Зинчи. Очевидно, и эстетическое признание обнаженной натуры впрямую свя зано с сексапильным осознанием того, что есть желанно и что есть прекрас но. Так, к примеру, в Греции и Риме эстетизация, обожествление мужествен ного тела в искусстве сочетались с развитым гомосексуализмом в жизни.

История греческого искусства вообщем примечательна тем, что мужская обна женная фигура возникает в нем существенно ранее женской и гармонична мужественная краса наделяется божественной сущностью. Этот греко-римски эстетический парадокс - явление практически неповторимое, равно как и греко-римс кая идеализация гомосексуальных отношений.

Обычнее для людского о щества поклонение телу женскому. Культ богини-матери, средоточии все тел и душ рода, племени либо населения земли, находил свое отражение в ис кусстве еще со времени палеолита. Подобные статуэтки выполнялись как в натура листических формах, так и в знаковых. Оно всераспространено обширно как в пространстве, так и во времени. Возрождалось, к примеру, и в Европе XX в. Одиночные фигуры богини-матери, может быть, когда-либо и существова ли в китайской древности, но нам подобные не известны, и в традици они закрепления не получили.

Поближе китайскому миропониманию оказалис конкретно такие изображения, которые объединяют женское начало с мужским. III тыс. Сиим време нем датируется более раннее из узнаваемых нам изображений эротическо сцены. Это довольно грубо исполненный рельеф на камне, украшавши внутренние покои гробницы. Происходит он из районов юго-западной провин ции Сычуань, не раз поражавшей археологов своими сокровищами.

Отказ от одиночных изображений дамского тела и любовь к сюжетам, сов мещающим оба начала, соединены в Китае с тем, что основой миропонимани было разделение всего сущего на две стихии: теневую, лунную, мягенькую женственную инь и световую, солнечную, твердую, мужественную ян, высше целью для которых было слияние.

В произведении искусства, которое во всех культурах мыслилось как мо дель мира, одинокое инь не могло быть самодостаточным. Другими словами воде стихия инь неуютно без гор стихия ян , раскрытому цветку инь без птицы либо мотылька ян , птице-феникс-без дракона. Одинокая красави ца не может не ожидать, не томиться без возлюбленного.

Женское томление н свитках либо альбомных листах с одинокими красавицами передается, помим общего настроения, обилием различных деталей-символов. Рядом феей реки Ло изображен улетающий дракон - сцена прощания свиток Г. Су Ханьчэня XII в. Дам на фоне кракелированного узора льда - символ активизации инь - стоит рядо с трехногим сосудом - символ мужского полового органа набросок из той ж серии.

Дама поклоняется трехногому сосуду гравюра начала XVII в. Не прихоть художника, но мысль вселенской гармонии требовали непременно го изображения рядом с женской вульвой мужского фаллоса. Но это отдельная неувязка, и речь о ней пойдет ниже, опосля тог как попытаемся разобраться с разными чертами взаимоотношени инь и ян и их отражением в искусстве.

То есть можно го ворить и о сексапильности китайского пейзажа, и о философских идеях в те сценах, которые принято с негодованием именовать порнографией. Соитие и распад. Перекачка энергообмен 2-ух сил. Собственного рода качели. Эта мысль, которая так просла вила французского художника XX века Хуана Миро, в китайской живописи графике известна с давних пор.

Кстати, сами качели были одним из мощны эротических знаков в Китае. Сцены, в которых мужчина либо мужчины раскачивают дам на качелях либо сами дамы раскачивают друг друга присутствии мужчины, часто встречаются в литературе и искусстве.

Китайское эротическое искусство, в отличие от, к примеру, южно-индийс кого либо тибетского, при всей его натуралистичности лишено плотской мо щи. Соединено это вообщем с чертами исконно китайского дела людской плоти. В Греции преклонялись перед мышечной силой атлета,. Индии - перед женственными плодородными формами.

В Китае же не был культа плоти, мякоти людского тела. Античные с почтением относилис к скелету, связывали его с небесным началом в человеке, но в искусств этот энтузиазм к костному остову проявлялся в большей степени в портрете. Жесткая костная ткань в людском теле олицетворяла силу ян, меж те как даосизм а эротическое искусство Китая в основном соединено с ним бы нацелен на мягкое и теневое инь. В людском организм ипостасью ци, то есть незапятнанным сущностным веществом, почитались сперма менструальная кровь.

В Китае, в отличие от христианского мира, духовные и телесные сущнос ти воспринимаются нераздельно. Эфир ци - это сразу и перводух, первовещество. Все тела есть сгустки ци, и совместно с тем все тела ест спрессованный и заключенный в некоторую форму дух.

Эротическое искусство Китая - эт одно из безупречных и сразу материальных выражений данной всеобще циркуляции. Чтоб правильнее считывать композиционные построения китайских кар тин, необходимо не забывать о одной индивидуальности зрительского их восприяти китайцами. Европейцы, которые пишут и читают слева направо и сверх вниз, в том же порядке разглядывают и живописное произведение.

Азбучны законы евро искусства учитывают эту изюминка. В Китае ж тексты обычно писались сверху вниз и справа налево, таковым образом исходной точкой для глаза был не левый верхний, но правый верхний уго картины. На рассматриваемой гравюре сразу представлены две парные сце ны. На верхней правой, с которой начинается движение взора, парней обнажился, еще секунда - и дама прильнет к нему, но движение е визуально остановлено, ибо происходит по диагонали, противонаправленно движению зрительского взора, - слева направо и снизу ввысь.

Путь это глазом воспринимается как медленный и тяжелый. Преодолеть его - все рав но что подняться на гору. Стремительного слияния, как досадно бы это не звучало, не происходит. Во 2-ой сцене дама напротив удаляется от юноши, но и стремительног разрыва также не происходит. Линия ее движения ориентирована слегка налев и ввысь, к тому же оно остановлено поворотом ее головы и рукою, протяну той к юноше. Тот, в свою очередь, тоже протянул к ней руки, наклонился ее сторону.

Лист практически переполнен вольной нереализованной энерги ей. Сразу недосоитие и недораспад. Движение дамы наверх в сочетании с ритмом решеток ограды возвращаю взор от 2-ой сцены опять к первой и т. Вечно недореализованно рвение к гармонии. Сразу и эротично, и поэтично. Что ж, в Ки тае, как и везде, поэтизировали таинство любви. Феникс прильнул подруге - в цветах порхают. Парами свиваясь, ветки ликуют, шелестят неуго монно.

Сладки и великолепны узы, связавшие сердца любовников. Его красные гу бы жаждут поцелуя, ее румяные ланиты нетерпеливо ожидают горячего лобзания. Взметнулись высоко чулки из шелка, вмиг над плечами возлюбленного взошл два серпика луны. Свалились золоты шпильки, и изголовье черной тучей волосы обволокли. Любовники клянутс. Друг другу в нескончаемой любви и верности, ведут игру на тыщу ладов.

Сты дится тучка и робеет дождь. Все хитрее выдумки, искуснее затеи. Кружась, щебечет иволг не умолкая. Оба упоены нектаром уст. Сладостно вздымается талия - ива жаром пылают вишни - уста. Как будто звезды, сверкают глаза с поволокой бусинки пота украшают чело.

Раскрытый пион в живо писных произведениях нередко встречается в качестве 1-го из основны знаков вульвы, илл. Интересно, что обыденное для почти всех народов ассоциирование полового ак та с идеями плодородия оказалось малозначимым для Китая. Еще интересне то, что основополагающая для Китая мысль преемственности, продолжения ро да дерево обязано расти, и веток на нем обязано быть много и культур сексапильных отношений не имели меж собой прямой зависимости.

Наиболее то го, даосизм, с которым соединено большая часть особенностей китайской эроти ки, не ставил перед своими адептами цели деторождения, а даже, напротив проповедовал техники, содействующие его предотвращению. Даосский поиск бессмертия не имеет ничего общего с христианской идее бессмертия духа, ибо, как уже говорилось выше, все, что духовно, - те лесно, а все, что телесно, - духовно.

Но человечий организм предназначенный для здешней жизни, очень груб, топорен, нуждается очищении, трансформации. Очиститься от этих смертоносных созданий непросто. Для этого необходимо отрешиться от грубой еды - и от мяса, и от злаков. Пи таться плодами китайского финика цзао , пластинчатыми грибам лин-чжи , глотать киноварь дань в сочетании с различными допинговым средствами типа женьшеня, сезама, корицы, наперстянки, лакрицы, конопли аконита и т.

Таковым образом, вырисовывается умопомрачительно прекрасная идея: секс ка один из методов самоочищения. Кстати, в даосизме давно существова праздничек соединения хо хэ , функцией которого было очищение участнико от грехов и от заболеваний, что явилось следствием грехов.

Совершенно не удивительно, что китайские живописцы не любовались телесным формами. Не желаю говорить о примитивах, чтобы бросить в покое вопро умения. Принципиально осознать, что самой потребности уметь не было. С одной 100 роны, даосский поиск бессмертия был связан с освобождением, трансформа цией телесного в человеке.

С иной стороны, в конфуцианстве, значимост которого для целостной китайской традиции тяжело переоценить, физическ сильными и гармонично сложенными представлялись, как правило, злодеи. С четвертой, пластическое мышление было в принципе чуждо китайс кому искусству. Не большая антропоморфная статуя, но плоскостна живопись была главным его видом.

В эталоне тело представлялось как незапятнанный сосуд, заполненный первоздан ным эфиром, в котором развивается эмбрион бессмертия. Эротическое искусство западных государств любит воспользоваться различным намеками, недомолвками. Любовные сцены почаще происходят под покровом, по пологом ночи либо будуара, скрытые в драпировках либо хотя бы в перепле тении тел. И в Китае время от времени не нередко процесс любви изображался за шел ковым пологом.

Но изображенный шелк постоянно настолько тонок, прозрачен, чт не прячет ни одной детали, а лишь делает умопомрачительный декоративны эффект. Прекрасно смотрятся легкие складки прозрачного шелка, занавешиваю щего ложе, на картине XIX в. На этих изображениях ткан задернута только наполовину, и потому возникает изящная игра фактур и ос вещений. Но все это только красы - реально никакой ширмы нет, ибо ничт не скрыто. Напротив, за редким исключением на китайских и в особенности на японски картинах может быть прикрыто все, но никаким образом не точка соития которая-то и есть сущность, мысль изображения.

Согласно китайской философии на месте слияния инь и ян возникает Ве ликое Единое тай и. Граница, просвет меж 2-мя составляющими ест путь Вселенной дао , равный самой Вселенной и Великому Одному, где си лы инь и ян пребывают в гармонии. Правда, существует и иная, наиболее земная и определенная причина, п которой точка соития на китайских эротических изображениях изредка скрыва лась. Очевидно, взаимное расположени гениталий, метод проникания члена в вульву на таковых изображения нужно выделять.

Смотря на их любовников, не вольно удивляешься, как те не заблудились в клубах разноцветных тканей. Часто изображали любовников одетыми и китайские живописцы. Тольк одежд тут, как правило, меньше, драпировки наименее обильны, проще скромнее, с наиболее скупым линеарным рисунком. Чрезвычайно нередко это всего лиш коротенькая кофточка, как, к примеру, на 4 картинах, датированны. На одной из их кофточка находится на мужчине и на даме на остальных - лишь на даме.

Вообщем каких-то законов о том, кого из любовников изображать разде тыми в тех вариантах, когда сцена конкретно парная, то есть лишь один парней и одна дама, видимо, не было, разве что в комнатных сценах одежд присутствовала пореже, чем в садово-парковых, что полностью естественно либо точнее, удобно. О остальных, не парных вариантах речь пойдет особо. К примеру, в изображениях периода Цяньлун гг. XVII в. Посреди поздних картин встречаются также любовники, одетые в европейс кую одежду.

К примеру, альбомный лист XIX в. Смотрится это контексте китайской культуры довольно неприятно. Возникает явная дис гармония меж традицией и наружными напластованиями илл. Всег да, даже в случае полного обнажения тел, дамские ножки оставались закры ты. Это соединено с чисто китайским культом малеханьких ступней, таковых, чт можно не лишь в руке зажать, но и во рту подержать. В литературе част встречаются описания игры любовников с малеханькими туфельками, с разбин тованием ножек, которые сравнивались с лотосами.

Такие игры считалис самыми волнующими и интимными. А изображение ножек в обнаженном виде бы ло табуировано. Таковой любознательный парадокс: все можно, но не считая женски ступней. Для крошечных ножек существовали особые ленты-бинтовки изящные туфельки, в которых они могли смотреться вправду чрезвычайно кра сиво.

Но когда живописцы стали изображать собственных дам обутыми в анг лийские ботиночки, то снова появился тот же диссонанс, как и с европейско одеждой. Почти все китайские традиции перенимались примыкающими народами, не говор уж о тех иноземцах, которые удостоились чести и счастья управлять Сре динным государством монголы, маньчжуры. Но таковой очень болезнен ный и непрактичный с житейской точки зрения обычай, как бинтование ног остался исключительной льготой китаянок.

По этому признаку в основ ном различаются маньчжурские и китайские эротические рисунки илл. В Муниципальном Эрмитаже хранится умопомрачительный альбом. Он, разуме ется, никогда не изучался, не публиковался и никак не атрибутирован. Од нако, судя по аналогии с Вашингтонским свитком, размещенном в книжек. Брэдлея Смита, это произведение джунгарских монголов, заселявших севе ро-западные границы Цинской империи. Предложенные татарской кочевой культурой эротические позы настольк нетривиальны, что заслуживают внимания и даже почтения.

Всего в эрмитаж ном альбоме двенадцать листов. На 9 из их общение любовников про исходит на лошадки, в восьми вариантах - на полном скаку. На одной из кар тинок мужчина просто совершает какое-то волшебство акробатики. Перекинув жен щину через седло, он несется вниз головой, держась за лошадка руками, за даму фаллосом. На 2-ух картинах дама употребляет хлыст, погоня то ли лошадка, то ли напарника.

На одной из их погоняется, по-видимому лошадка, ибо сношающегося погонять бессмысленно - это старик с шишкой н лбу по типу Лао-цзы. Он пассивно лежит на спине. Время от времени, правда, ноги обуты в высочайшие са поги, но в любом случае они большие илл. На японских эротических гравюрах, ширмах либо свитках любовники то же, как правило, изображаются босыми, ежели, естественно, сюжетная ситуаци не просит их обуть в дорожные сандалии, как можно созидать в одной и гравюр Харунобу.

Гравюра сама по для себя чрезвычайно занимательна и выбрана, ес тественно, не случаем. Тут она скоре употребляется в качестве опоры, чтоб не так тяжело было нести даму с огромным усердием обожать ее, не останавливаясь, на ходу. Стороннее лицо часто находится эротических картинах Далекого Востока, но в большей степени в китайских. Любовь на ходу, точнее на бегу, встречается и на китайских изображе ниях, к примеру на акварельной картинке XIX в.

Правда, ло шадь тут отсутствует, хотя сам образ скачки верхом, как аллегория которые туса, применяется в китайской культуре довольно обширно илл. Японское эротическое искусство в сопоставлении с китайским, в целом жестче и оформленное. Оно к тому же грубее, натуралистичнее, телеснее. Эта телесность, естественно, не пластическая, как в средиземноморском язы честве либо в тибетском тантризме. Она быстрее физиологическая, чтоб н огласить патологическая.

У неподготовленного евро зрителя добра половина японских работ просто может вызвать чувство физического отвраще ния. Половые органы на их иногда, очевидно преувеличенные в собственных размерах бывают тщательно выписаны со всеми их складками и сосудами.

Время от времени даж наглядно показано, как изливается, брызжет сперма. В китайских изображе ниях эротических сцен такое вряд ли допустимо, даже, поточнее, противопо казано, ибо, с даосской точки зрения, сперма - сущностное вещество чело века, ипостась ци-не обязана расходоваться впустую.

Ее лучше вообщем н расходоватьсохранять, копить в сосуде собственного тела илл. Китайская, а поточнее, даосская мысль сохранения спермы разъяснялась н целью ограничения рождаемости. Она была связана с практиками достижени бессмертия, которые были многочисленны и многообразны. Ежели человек не разливает сперму цзин , а сосредоточивает в для себя хорошо смешивая с воздухом - сущностным веществом Вселенной ци, т заместо очевидного рождения малыша происходит рождение бессмертного внутреннее самоперерождение.

Достижение бессмертия соединено с самоуподоблением Великому Едином тай и , то есть с уравновешиванием снутри собственного тела стихий инь и ян. Н это никак не означает, что эталон - это стать гермафродитом. Громоздки земные формы не почитались даосами. Не само тело, но развивающийся внут ри него эмбрион бессмертия должен был абсорбировать энергии обоих полов.

Не является ли изображение малыша знаковым изобра жением бессмертного эмбриона человека, то есть не телесного потомка, про должателя рода, но существа безупречного, небожителя? Зародыш бессмертия сразу не может поселиться в обоих кто-то должен быть донором, а кто-то акцептором и аккумом, единя щим в для себя все энергии.

Это то и порождает отмеченный всеми вампириз даосских сексапильных практик. Выделение в период коитуса грудного секрета - явление, малоизвестно в нашей современной жизни, но соединено это только с ее особеннос тями: на секс уделяется время, как правило, не достаточное для получени такового эффекта.

У дам, даже у не рожавших, лактация может происходит в том случае, ежели она раз в день имеет долгие и высококачественные сноше ния, дающие очень мощные чувства оргазма. Согласно исследования гормональных действий в женском организме, установлено, что в средне выделение молозива начинается опосля 2-ух недель таковых каждодневных сноше ний. Для этого от мужчины требуется много умения, опыта, познания разно образных техник, а также выносливости.

Предотвращение эякуляции и продление эрекции полового члена - вещ взаимосвязанные. Конкретно к ним и стремились просвещенные китайцы. Над было обожать так, чтоб, давая даме возможность испытать как можн большее число как можно наиболее бурно протекающих оргазмов с максимальны истечением плоти, при этом очень сохранить, а лучше и вовс не утратить собственной своей мужской боеспособности.

Там дама, судя по е правой ноге и телу ниже поясницы, находится спиной к мужчине, однак грудь, плечи и лицо направлены в фас. Но это еще куда ни шло. Таковой раз ворот тела реален, ежели бы не левая нога, которая поднята ввысь так, ка в схожем положении неописуемо, это еще больше похоже на намеренн совмещенное изображение 2-ух поз илл. Любопытно, что аналогичный изворот, либо, точнее, схожее же совмеще ние 2-ух поз, встречается и в работах японских живописцев, к примеру, одной из гравюр Харунобу илл.

Из текста явствует, что мужчине, помим его общей натренированности и умения, помогают опорожнить даму, т. Посреди всех китайских сексапильных приспособлений более известн кольца. Они изготовлялись из серебра, нефрита либо слоновой кости, бывал нередко с выступом либо крючком. Помещенное у основания члена, тако кольцо как раз препятствовало эякуляции и сразу поддерживал эрекцию.

Благодаря крюку происходило параллельное возбуждение клитор либо ануса. Кольца часто искусно обрабатывались, покрывались изящным узором то есть были полностью всеполноценными произведениями декоративно-прикладного ис кусства, и потому почти все художественные музеи мира, включая Эрмитаж, и с наслаждением хранят и выставляют. Приводимый нами эталон был сделан из слоновой кости. Представ ленный на нем наитрадиционнейший сюжет драконов, играющих с жемчужиной имеет кроме эстетической еще и многофункциональную нагрузку.

Хвосты 2-ух драконов переплетены, и это, естественно, заставляе вспомнить популярный с ханьских времен III в. Оба они были для китайцев древним примером неделимого единств инь и ян. В центре переплетения драконьих хвостов на кольце находится небольша дырочка. В нее вдевалась крепкая нитка, которая, проходя назад и наверх завязывалась на поясе. Делалось это с целью наиболее точного фиксировани кольца и предотвращения вероятных противных неожиданностей. В даосизме числилось, что кроме приспособлений и занятий помоч человеку сохранить свою суть нерастраченной может также практик сношений с огромным количеством дам при одной безпрерывно длящейс эрекции.

Даосы обожали именовать число 10 время от времени 8. Но посреди китайских эротических картин нередко встречаются такие где мужчина сразу разговаривает не с 8 либо 10 дамами, но с двум либо 3-мя. Следовательно, ставшее уже обычным разъяснение всех особен ностей китайского эротического искусства только идеями даосизм вряд ли довольно.

Не стоит, к примеру, забывать и о причинах чисто со циального нрава. Мужчина был главой дома, имел несколько жен и на ложниц. Хотя супруги обитали в отдельных покоях, но это не мешало их поро кооперировать. XIX в. Кроме соц обстоятельств, очень значительно метафизическое объясне ние союза 1-го мужчины с 2-мя дамами.

Мужчина есть проявление ян то есть в числовом отношении нечет. Женщина-инь, то есть чет. Две дамы ест истинное целостное инь четное. А их сочетание с юношей дае настоящую гармонию. Упомянутые рисунки вправду очень гармонич ны. Чет и нечет, подобно инь и ян, образуют Великое Единое в его наибо лее совершенном законченном варианте - в варианте сразу единств и триединства. В текстах Сыма Цяня II1 вв до н. О триграммах стоит побеседовать особо. Сексапильный процесс, фактически, и ест процесс погружения.

Кстати, во да описывается той же триграммой, что и дама. Обе они - кань. К примеру, на листе из маньчжурского цинского альбома XIX в. Альбом этот называем маньчжурским, ибо у изображенной н нем дамы большие ступни, то есть она не китаянка, а маньчжурка. Но не китайскость данного листа на этом и заканчивается. Цин старательно и довольно удачно перенимала ежели не метод мышления то во всяком случае метод жизни и главные идеи управляемого ими наро да.

Иной аналогичный альбомный лис. Любовь на воде также предс тавлена и на одной из створок стеклянного складня усл. Примером тому сви ток XVII в. Водяные игры, как понятно, таят смертельную опасность. Н изображении спиной друг к другу стоят две одетые и полностью нейтральны служанки.

Но на рисунке она, быстрее предполагается, ежели вправду находится, ибо практически полность перекрыта мужчиной. То есть заместо центральной дамы есть только нечто не определенное, практически безупречное иньское Ничто, вправду просвет. Он же, мужчина, есть тот, кто заполнил сей просвет, восстановив те самым непрерывность Небесного начала: -. Что это, как не китайская модель ми ра? При этом центр тут есть цель и сущность Единое.

До этого чем продолжить подобные размышления, желаю оговорить, что вс они далековато не абсолютны. Мужчина же стоит рядом на маленький тумбе. В итог создается эффект, близкий к качелям, которые так обожали китайцы. Никак не постоянно в сценах с 3-мя дамами две оставались вспомога тельными.

К примеру, на гравюре XIX в. Невзирая на сюжетную курьезность, по нраву рисунка эт произведение, как досадно бы это не звучало, лишено гротескной игры и живой драматичности - явный призна вырождения художественной культуры, но с сохранением философски идей. Вообщем представленная сцена производит воспоминание не столько эро тичной, сколько символической, знаковой илл. Во-1-х, хотя всего дам три, но центральная на изображени та, что и юношу тянет за центральную часть тела перекрыта им так что ее половой орган не виден, то есть момент женственной четности, двоич ности частично сохранен.

К тому же на первом плане в рисунке дается чет кая, ритмически выстроенная все та же триграмма кань: две вульвы и фал лос в центре. Во-2-х, хотя дам три, а мужчина один, в целом набросок вряд л корректно было бы по аналогии с прошлыми шифровать как , но, ско рее, как 33три инь либо, поточнее, тройное инь, тем наиболее что изображенны дамы, судя по надписи, являются сестрами в китайской традици братья-сестры постоянно почитались за одно целое, части 1-го тела, ветв 1-го дерева и тройное ян.

Ян согласно китайскому осознанию триедин еще наиболее, чем инь, ибо ян - это нечет. Тройка, благодаря анатомии мужского полового органа, использовалась качестве его конкретного знака. Фаллической же символикой обла дали и разбитые на три части треногие либо тригорлые сосуды элемен одновременной трансформации и совмещения знаков, т. Знаковая философичность рисунка с 3-мя сестрами не заканчиваетс лишь на коде.

Немаловажен также еще и тот факт, что сестры растягиваю юношу на 3-х уровнях: одна - за руку, иная - за торс на уровне груд и 3-я - за член. Эта схема на сто процентов совпадает с обычным даосс ким разделением человека на три секции: верхняя - голова и руки, средня. Там же обитают и вредонос ные червяки они же трупы - сань чун они же сань ши. Хотя в целом китайская живопись, непременно, тяготеет к схемам: триг раммам, гексограммам, к иероглифу как всепригодному знаку, содержащем в для себя изобразительное начало, в ней иногда просто найти и числовы пристрастия: всякие тройки, пятерки, восьмерки, девятки, но все-же н стоит сиим чрезвычайно увлекаться, чтобы избежать вероятной тенденциознос ти.

К примеру, в одной из сцен с качелями всего находятся четыре жен щины и один мужчина: одна дама качается, одна ее раскачивает и две по бокам - наблюдают. На теоретическом уровне можно было бы порассуждать на тем соотношения четыре стороны и один центр - обычная китайская мо дель мира, но вряд ли это следует делать, ибо сам нрав изображе ния не уверяет в необходимости схожих умозаключений. Не стоит, может быть, находить укрытых подсмыслов и в акварели XIX в из Вашингтонского собрания.

Метафизика тут может как быть, так и н быть, во всяком случае, она не ясна. Может быть, это просто живые эроти ческие игры пятерых. И в конце концов еще один пример. На одном из свитков изображены один мужчи на и 10 женщин: одна - в процессе коитуса, три стоят рядом и шестер любуются луной. Обслужить попорядку десяток женщин-таков, как понятно, да осский эталон.

Но тяжело быть уверенным, что в данном случае изобра жение как-то с ним соединено, хотя, с иной стороны, исключить этого тож нельзя. Без сомнения радостные дома с певичками были в Срединном государстве, но происходя щее снутри полигамных семей могло быть, и тотчас бывало, развратне опять-таки с нашей точки зрения хоть какого радостного дома. То есть привыч ного для европейцев, людей христианской культуры, разделения на любов благонравную, чистую, и, естественно, пресную, у домашнего очага, и лю бовь, точнее, даже и не любовь, а просто секс, безнравственный, пороч ный, но зато интересный, полный жгучих и томящих чувств, - таког разделения китайская традиция не знала.

Наиболее того, эротические возможности, богатое умение, то есть развращен ность, с точки зрения христианского благочестия, числились одним из са мых ценных свойств благонравной жены-китаянки. Такая функция дамы холить и лелеять собственного государя, и чем лучше у нее это выходит, те больше ей почета, - полностью уместно.

Супруга обязана не лишь ласкать супруг всеми возможными и даже в нашем осознании уж совершенно неосуществимыми спосо бами, ни от что не отказываясь, но еще и, ежели он желает, подготавливат для него остальных дам, при этом не лишь в периоды собственных недомога ний, мирволить к любовницам, наложницам, к приглянувшимся служанкам т.

Но, с точки зрения эгоистических позиций дамы, такое эротичес кое самоуничижение способно в итоге обернуться колоссальным выигры шем. В этом вопросце снова соединяются воедино религиознодаосское и соци альное. Это принципиально с точ ки зрения настоящей жизни, т.

Это принципиально и с духовной точки зрения, т к. Даосы, хотя и рекомендовали сохранять в се бе свою цзин, все же дозволяли своим адептам время от времени эякулиро вать. о щаясь с этими иными, мужчина, естественно, перевозбуждается, и потреб ность выпустить сперму растет.

Не считая того, доводя этих остальных до оргазм с фонтанными истечениями плоти, но сам удерживаясь от эякуляции, он пе реполняется небесной энергией, которую опытная дама потом может час тично воспринять в себя, совершив крайний акт небесного единения. Кстати, на данном листе тема подглядывания воплощаетс очень остроумно. Не считая любящей пары, никого настоящего в изображени нет. Лишь за ширмой висит свиток, на котором красуется пышно цветуща ветка, а под ней - жанрово-характерный мужичонка.

Лишь мужичонка это уж чрезвычайно живой, и внимание его уж чрезвычайно очевидно ориентировано в сторону любов ников. Подглядывают вправду все. И все же более частыми соглядатая ми бывают дамы. Супруга, пол на гнева, лицезреет результаты разыгравшейся похоти собственного престарелого супруг. Женское подглядывание в китайских эротических сюжетах способно обора чиваться настоящей слежкой одних жен за иными, в чем им часто помога ют и служанки.

Но далековато не постоянно служанки подсматривают с целью выдачи. Следя за разнообразием любовных игр, разумна женщина занимается самообразованием, выяснит много новейшего, увлекательного полезного. Как символ этого присутствия - очертания ее голо вы, повернутой в затылок, виднеющиеся в далеком окне.

Чуньмэй, ибо ее соглядатайство в итоге кончалось соучастием. Глава же эта конча ется тем, что сама Чуньмэй перестает быть девственницей ко взаимному точнее, к тройственному удовольствию. Чуньмэй, что в переводе означает ве сенний цветок сливы мэйхуа, тормознула у косяка, тонко и упруго изог нувшись, подобно ветке, той самой, по-весеннему пышно расцветающей ветк мэйхуа, что изображена рядом с нею на круглом панно на стенке илл. Узенький мир гарема, очевидно, был полон интриг, маленьких либо крупны нежели сам гарем большой, то есть принадлежит императору либо высокому санов нику.

Но это как бы только одна черная сторона в целом положительного, в всяком случае небесполезного, явления. В чем его польза? Во-1-х, подглядывая друг за другом, конкурирую щие дамы совершенствовались в искусстве любви, что не мог не приветство вать супруг. Во-2-х, созерцая, дама возбуждалась без всяких дополнительны усилий со стороны мужчины, который в итоге мог применять это возбуж дение во благо для себя и ей.

То есть подглядывание могло быть неплохой пре людией к совокуплению. В-3-х, оно могло стать его подменой, что тоже не так уж плохо для мужчины, и для дамы. К огорчению, гаремные дамы, в силу услови их жизни, в силу строжайшего запрета иметь какиелибо дела с кем-ли бо, не считая супруга, обязаны были мучиться острой либо почаще приобретенной которые тусной дефицитностью, потому поиск подмены, компенсации был крайн насущным вопросцем.

Полностью удовлетворена и даже довольна, счастлива нес личная женщина с альбомной рисунки XVII в. Она с восторгом, косясь на сношающуюся пару, занимается она низмом. В-4-х, подмена деяния созерцанием и даже духовное превос ходство бездеятельного созерцания над настоящими деяниями - такая основ основ вообщем китайского мировоззрения. При этом, что любопытно, физический пассив и эмо циональная отрешенность, в которых пребывает созерцатель, которые явля ются начальной точкой медитативного процесса, никак не мешают, и даж напротив, содействуют в предстоящем достижению высшего экстатическог состояния.

Неподвижное, нереализующееся во вне переживание этого экста за, согласно даосским представлениям, питает и вскармливает божественны сути, живущие в людском организме, вскармливает, обессмерчивае дух, в то время как практические экстатические деяния - секс - вскарм ливают, обессмерчивают тело.

Практика и созерцание - это два взаимодополняющих компонента 1-го того же процесса. Высшей целью созерцания было чувственное постижени бессмертия еще в период здешней жизни. Не считая того, адептом управлял рвение узреть высшие существа, встретить богов, чтобы прибегнуть к и помощи в восприятии тонкостей учения.

Боги живут везде - и снутри чело веческого тела, и в небесных гротах, где облака инь соединяются с горам ян. Необходимо лишь уметь их созидать, знать, где, когда, в какой момен они выйдут наружу. Но одно понятно точно. Весь сонм небожителей, полный девятиярусны даосский пантеон, находится в момент воссуществовления Великого Еди ного, в той точке, где инь и ян, сливаясь, образуют самое дао. Точка ж таковая, как понятно, постоянно возникает в момент проникания члена вульву. Таковым образом, для ищущего бессмертия зрелище коитуса - истинны клад.

Оно может принести ему невиданную фортуну, выполнить его сак ральную мечту о встрече с богами. Но, естественно, только в том случае, есл подглядывающий сам уже достиг определенной духовной высоты. Воистину парадоксальны идеи, заключенные в китайском эротизме. Но эт лишь с нашей, европейской точки зрения.

Ежели же размышлять с позици даосов, то нет ничего парадоксального в том, что эротическое согляда тайство может применяться с целью внутреннего самосовершенствования продления жизни вплоть до заслуги высшего бессмертия. И в конце концов еще один момент.

Присутствие соглядатая, в особенности ежели о она не тайный, но явный, полезно не лишь для того той , что смот рит, но и для тех, на кого глядят. Каждый из двоих жела побороть другого на очах у третьего.

Возможен также еще наиболее рафинированный уровень соглядатайства: подг лядывание за подглядыванием. Так, на одной из картинок XIX века дам умиленно смотрит за любящими друг друга кошками, а за нею с неменьши умилением тайком в окошко следит парень илл. Дама развернула свиток, а ее реакции ловит стоящий за не мужчина. Любопытно напластование взаимосозерцательных и взаимовозбуждающих иг на картине, выполненной в технике слоновая кость на шелку из серии, да тированной гг.

Дама рукою возбуждает мужчину. Т есть одна дама лицезреет живой член юноши и живую вульву собственной компаньонк вне коитусного процесса, а иная дама лицезреет те же предметы в процесс коитуса, но в нарисованном виде. И, в конце концов, еще один вариант равномерно развивающегося тройного сог лядатайства представлен на альбомном листе XIX в.

Красивая дама, воз можно, она находится в помещении для омовений, ибо перед нею стоит таз ароматной? Посмотрев, воз будившись до подходящей степени, она потом привязала к собственной пяточке ис кусственный член и занялась самоудовлетворением, за ее действиями н без энтузиазма следит склонившийся над нею парень, получая тем самы свою порцию тонких удовольствий, ибо, как понятно, зрелище мастурбирую щей дамы способно доставить представителю противоположного пола мно жество волнующих чувств, и, как правило, все они приятны, в отличие о тех, что появляются у самих дам при виде мастурбирующего мужчины илл.

Вообщем женское самоудовлетворение через подглядывания, мастурбаци либо средством лесбийской любви было очень всераспространенным явлением традиционном Китае. Гаремы, жительницы которых могли на долгие год оставаться без внимания, были для этого безупречной социальной средой. Не любая, как досадно бы это не звучало, удостаивалась чес ти поделить с ним ложе. Утратить же невинность другим методом, наприме при помощи псевдоевнуха, почти все боялись, во всяком случае до тех пор пока в душе еще надеялись на высшее благоволение, ибо ежели уже совершив шая грехопадение позже все-же попадала в опочивальню правителя, т кончалось это великим позором для нее, для ее родни, избежать ужасны последствий которого можно было только повесившись.

Чтоб скрасить одиночество позабытых мужем дам, а также чтоб н всякий вариант поддерживать их чувственность, китайцы выдумали различны самовозбуждающие приспособления - искусственные члены. Торговцы на рын ках бойко торговали схожими предметами, как это можно созидать н альбомной картинке. Эти очень насущные вещицы время от времени изготовляли из разных материа лов, время от времени же применяли уже готовые природные формы, подвергнув и подготовительной обработке.

Посреди природных мастурбаторов более известен сухой темный гриб тугой прилегающей шляпкой, собственной формой сильно напоминающий мужской по ловой член. Попадая во мокроватую среду влагалища, гриб приобретает живу упругость и теплоту. В китайских же изображениях можно встретить только очень целомудренны намеки на взаимную женскую нежность.

Но никаких физиоло гических откровенностей. Видимо, вправду, законы традиционной китайской эротической жи вописи не дозволяли изображать обнаженных дам при отсутствии мужчины. Плохо дру гое-то, что в настоящее время Китай переживает период вообщем законода тельного запрета на эротические сюжеты.

Естественно, запретить свое внут реннее может быть, но нереально вполне оградить от наружного наплыва. Я уж писала о философском осмыслении такового триединения иньской двойки с янс кой единицей. Условием полной его гармоничности, естественно, являютс полнейшая слитость, неделимость двойки. Методом же практического воссу ществления данной нам слитности, непременно, является лесбиянство илл. Но, кроме высшей метафизики, таковая трехсторонняя практика очен выгодна для мужчины.

Ему не необходимо растрачивать себя на возбуждение дам они сами возбуждаются друг от друга. Тема любовного трио выслеживается не лишь в живописи, но и в клас сической литературе Китая. Данной теме посвящен один из романов Ли Юя. Ег сюжетной канвой является история любви замужней дамы к поэтессе. Ис тория, которая опосля множества перипетий закончилась ко всеобщему удово льствию той самой Небесной гармонией, эмблемой которой является цифр три. Совершенно по другому обстояло дело с мужским гомосексуализмом.

Для незапятанной Не бесной гармонии мужская любовь была явлением чужеродным, тем не мене она была всераспространена довольно обширно. Согласно показаниям, го мосексуализм был развит в Китае еще во времена великой Ханьской импери II в. По наблюдениям доктора В. 1-ый - это приятельская, которая сопровождала китайца всю ег жизнь, начиная с самых первых пробуждений полового чувства.

В качестве второго подвида мужского гомосексуализма следует выделит подростково-профессиональный, который был в Китае типичным элитарны дорогостоящим наслаждением. Потом через 1-го либо пары посредников мальчи ки попадали в конце концов в свои спец общественные дома, где он поначалу воспитывались и учились, а потом работали. Хотя, еще раз повторяю, опираться на эти данные как на нечто только достоверное, не следует. В актерской среде гомосексуализм процветал хотя бы уже поэтому, что ней не было дам - ни зрительниц, ни актрис.

Дамам посещать театр счи талось неприличным, а на сцене все дамские роли тоже исполняли мужчины.

Семя конопли налож руонион гидра зеркала

Чем полезны семена конопли?

Браузер тор запрет вход на гидру любви

Препараты которые выводят марихуану из организма 291
Givenchy bb hydra sparkling Tor browser iphone 6 hudra
Apk tor browser bundle hyrda Смотреть фильм даркнет hyrda вход
Семя конопли налож
Tor browser скачать для windows mobile hydra Разница гашиша от марихуаны
Семя конопли налож Tor browser для андроида hydraruzxpnew4af
Марихуана на женщину Darknet project гидра
Вики для тор браузер hudra 317

ПОМОГАЕТ КОНОПЛЯ ОТ ПРОСТУДЫ

Семя конопли налож tor browser linux mint 18 hudra

Целебные свойства СЕМЯН КОНОПЛИ!

Следующая статья синтетические наркотики презентация

Другие материалы по теме

  • Сменить ip в браузере тор гидра
  • Наркотики в интернете
  • Скачать браузер тор с торрента бесплатно на русском языке hydra
  • Скачать рабочий тор браузер на русском гирда
  • Тор браузер поменять язык hidra
  • Приложения для tor browser hydra2web
  • Комментариев: 0 на “Семя конопли налож

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *