Когда зреет дикая конопля

когда зреет дикая конопля

Обычно дикая конопля зацветает через месяца после прорастания, и этот момент приходится на конец июля – начало августа. Последующие пару. Как определить точное время сбора урожая конопли? Лучше ранний или поздний харвест? На что стоит обращать внимание? Момент, когда конопля созрела является наверно самым радостным в процессе выращивания марихуаны. Когда приходит время на сбор шишек конопли.

Когда зреет дикая конопля

Существует мировоззрение по поводу негативного соотношения меж марихуаной и физическими упражнениями, но результаты исследований уверяют нас в обратном. В действительности можно утверждать о полезности такового тандема. Следует управляться Для того, чтоб проращивание семян конопли прошло удачно, необходимо кропотливо приготовиться к самому процессу, в особенности ежели семечки старенькые либо разные способы как прорастить коноплю не посодействовали.

Существует несколько хороших лайфхаков. Во почти всех странах при приеме на работу до сих пор неотклонимым условием является тестирование на наркотики. Отправляя свое резюме, соискатель уже представляет, как начнет карьеру в стабильно развивающейся компании. Но драг тест может повредить приятные перспективы. Опосля того, как коноплеводы начали работать с феминизированными семенами конопли, заморочек с определением пола растений стало еще меньше.

Можно даже говорить о утрате актуальности данного вопросца. Но в ситуации с постоянными семенами по-прежнему возникает много трудности в определении пола кустов. Гроверы с опытом традиционно выслеживают новинки и экспериментируют с неизвестными до этого сортами. Но у каждого из их уже сформировались свои предпочтения, потому наличие собственных банков семян встречается фактически повсеместно.

Секрет великолепной конопли совсем не является секретом. Обеспечение пригодным освещением и климатом, нужным количеством воды и питательными веществами - главные причины, которые содействуют росту здоровых растений. Все знают, что растение каннабиса владеет рядом неповторимых параметров и особенностей. Но, можно смело утверждать, что вся правда о конопле до сих пор не исследована.

Из года в год ученые делают ряд увлекательных открытий, которые позже активно употребляют производители каннабиса. Амнезия - это сативо-доминантный гибрид, который уже издавна достиг статуса легенды и даже вошел в перечень 25 наилучших видов всех времен по версии культового журнальчика High Times. Конопля — это растение, которое понятно с древности. Его семечки и масло некогда применялись для приготовления сытных блюд и особенных сладостей, а сейчас его несколько подзабыли.

К тому же почти все поддерживают миф о том, что конопля — это база для почти всех наркотиков. Полезные статьи Время сбора конопли Когда собирать сбор конопли? Когда собирать сбор марихуаны Сбор цветов каннабиса в необходимое время обеспечивает наилучшее качество. Когда собирать коноплю и как осознать, что растение уже готово к харвесту? Заместо того, чтоб полагаться лишь на догадки, лучше пользоваться последующими ботаническими ориентирами в качестве индикаторов: время цветения марихуаны, рекомендованное заводчиком; цвет стигмы волосяные пряди, покрывающие шишки конопли ; цвет трихом; пожелтение листьев.

Советы селекционеров Рекомендованное производителем время когда и как собрать семечки конопли, на самом деле является менее четким измерением того, когда собирать сбор. Изменение цвета трихом Мониторинг трихом - один из самых четких методов определения как растения конопли близки к полному созреванию. Цвет стигмы Еще одним признаком того, что пришло время сбора конопли является изменение цвета стигм.

Желтоватые и скрученные листья Еще одни метод разобраться с вопросом: когда собирать коноплю - направить внимание на листья растения. Конопля сбор: достоинства ранешнего и позднего харвеста Все, от вкуса до психоактивного эффекта растений, можно модулировать в зависимости от того, когда собирать сбор конопли: ранешний сбор. Этот вариант очевидно не для тех, кто стремиться собрать наибольшее количество шишек с каждого кустика.

Тем не наименее, существует множество обстоятельств, по которым европейские гроверы собирают урожайные сорта конопли ранее обыденного. Одна из самых всераспространенных обстоятельств - предотвращение возникновения плесени и насекомых. Побеги примыкающих растений также могут опрокинуть коноплю, потому ранешний сбор урожая время от времени является неплохой идеей.

Ежели сбор урожая каннабиса начат всего только на несколько дней ранее положенного срока - ничего ужасного в этом нет; поздний сбор. Таковой тип харвеста дозволяет дойти растению конопли до точки наибольшей активности. Почти все считают, что это нехороший способ из-за деградации THC.

В то же время, позже время сбора конопли является безупречным для тех гроверов, которые создают массивные мед сорта марихуаны. Так как длительное цветение помогает растению выработать больше каннабинола CBN , который так нужен потребителям мед каннабиса. Продано В закладки В сопоставление. В корзину В закладки В сопоставление.

Master-Seed Amnesia Feminised. Правая колонка. Анонсы магазина. Неизменная акция! Все анонсы Полезные статьи. Рудералис - ценные гены для культивации. Спортивные тренировки и влияние на их марихуаны. Проращивание конопли: лайфхаки. Сколько держится ТГК в организме? Пол конопли и различия мужских особей от дамских. Где и как верно хранить семечки конопли. Недостаток питательных веществ у конопли.

Терпены - новое слово в исследовании конопли. История сорта Amnesia. Рецепты издавна позабытых вкусностей из конопли. Все полезные статьи Полезность отзывов. Бросить отзыв. Гость Гость. У меня незадача они начали повторно цвести. Часть урожая уже собрали и качество отменное.

Подразумевала на данной полной луне харвест но они начали снова цвести. Подождать ещё пару недель либо снимать на данный момент что думаете. Не хотелось бы снизить качество за счёт размера. Отзыв полезен? Спасибо за полезную информацию. Каждый раз растя боюсь пропустить пригодный момент для снятия урожая, хотя уже не новичок и про сигмы знаю и о трихомах. Дмитрий Дрожжин Зарегистрирован. Наилучшая всхожесть семян наблюдается с глубины 2—5 см. Семядоли длиной до 10 мм, шириной до 5 мм, обратнояйцевидные, сидячие, покрытые маленькими волосками.

Произрастает в степях Южной Сибири и Южного Казахстана , с х годов начала просачиваться в европейскую часть Рф и на Украину. Её распространение нередко носит очаговый нрав. Растение предпочитает плодородные земли, засоряет коноплю посевную , гречиху, просо, обширно произрастает по обочинам дорог, насыпям, полосам отчуждения, залежам, опорам и в остальных местах. Различается завышенным иммунитетом к болезням и сверх-приспосабливаемостью к жёстким условиям действия окружающей среды.

Не зрелые семечки могут вызывать отравления у животных. Схожее отравление было зафиксировано у свиней. При вскрытии обнаружилось воспаление желудочно-кишечного тракта [3]. Материал из Википедии — вольной энциклопедии. Конопля сорная Научная классификация Домен:. Зелёные растения. Двудольные [1]. Конопля посевная. Cannabis ruderalis Janisch. Cannabis sativa var. Кормовые растения сенокосов и пастбищ СССР : в 3 т. Анслингер Б. Вахтель Б. Вутон Д. Гайдук Гринспун Л. Донахью Х. Дронкерс Б.

Ла Гардия Ф. Ладлоу Т. Лири Д. Маркс Боб Марли Т. Маккенна Р. Мешулам Ж. Моро де Тур У. Рейнольдс Э.

Когда зреет дикая конопля пенталгин и марихуана

Еще несколько пенталгин наркотик респектище. Инфа

когда зреет дикая конопля

Попали самую лечение нарушений от конопли извиняюсь, но

КАК НАСТРАИВАТЬ БРАУЗЕР ТОР ГИРДА

В нашем зале есть гости, которым есть что для вас огласить. Я приглашаю на сцену…. Можно пригласить на вечер докторов и психологов из центра реабилитации для наркоманов либо, к примеру, самих бывших наркоманов. Ведущий записывает слово «наркотики» в графу отрицательных причин на доске. Мы сейчас еще ничего не произнесли о питании, а ведь, как понятно, от питания зависит наша жизнь.

Недаром античные мудрецы говорили: «Скажи, что ты ешь, и я скажу, кто ты есть». И это правда. Понятно, что юному растущему организму раз в неделю требуется 30 видов различных товаров. Каких, вы мне на данный момент скажете сами. Из представителей различных объединений формируются две команды.

На щите в конце зала висят два плаката. Любая команда на собственном плакате обязана перечислить продукты, нужные для организма человека. Для этого участники команд бегут по очереди к плакатам и записывают заглавие продукта. Ведущий записывает сочетание «рациональное питание» в графу положительных причин на доске. Глобальная организация здравоохранения в году объявила 31 мая Глобальным деньком без табака.

Перед мировым обществом была поставлена задачка — достигнуть, чтоб в 21 веке неувязка табакокурения исчезла. Как понятно, отрешиться от курения трудно, но может быть. И чем ранее вы это сделаете, тем лучше. Итак, какое влияние на здоровье человека оказывает курение?

Вот мы с вами и разобрали все главные причины, действующие на здоровье. Отметили главные плюсы и минусы. Какой же можно сделать вывод? Как окончить фразу « формула здоровья — это…». Будет здоровой наша страна либо нет, зависит от нас с вами, от каждого от нас!!! Я желаю пригласить на сцену всех, кто принял роль в нашем вечере, кто выступал для нас.

Предлагаю окончить вечер песней! Опосля окончания вечера при выходе из зала все участники и зрители получают анкету. Уважаемый ученик! Накануне вечера «Формула здоровья» мы желали бы выяснить, какие у тебя представления о здоровом виде жизни.

Ответь, пожалуйста, на последующие вопросы:. Что такое, на твой взор, здоровый образ жизни? Расположи предложенные варианты по значимости:. Звучит запись колокола. Участники мероприятия выходят на сцену, в руках у их зажженные свечки, по очереди участники произносят слова и поднимают плакаты. Участники поднимают плакаты. Потребность в общении реализуется на дискотеках и вечеринках. Звучит фонограмма песни «Вечеринка» из репертуара Децла.

Все участники танцуют; музыка заканчивается — все замирают. Потом по очереди. Звучит запись, имитирующая стук сердца. Глас за кадром произносит слова: «Люди, одумайтесь, пока еще не поздно! Классы заблаговременно делятся на несколько команд спасателей по 5 человек в каждой, выбирают командиров. Тяжело человеку жилось в древности: его окружала одичавшая природа, не было телефонов, машин, заводов… Но с возникновением всего этого появились и новейшие угрозы.

Каждый день по радио, телевидению, в газетах мы встречаем сообщения о трагедиях, катастрофах, стихийных бедствиях в том либо ином уголке земного шара. Чрезвычайные ситуации, возникающие в наше время, требуют экстренных мер по ликвидации их последствий. Но лучше не допустить беду, чем с ней биться либо пожинать ее плоды. Каждой команде дается карточка с номерами телефонов специального вызова, 02, 03, 04, - познание которых нужно всем — и взрослым и детям.

Ребята должны подписать рядом с каждым номером заглавие экстренной службы пожарная служба, полиция, скорая помощь, служба газа. Командам по очереди дается игрушечный телефон, по которому необходимо позвонить и попросить о помощи к примеру, в пожарную службу либо службу газа.

Чтоб сотрудники службы скорее добрались, нужно верно и быстро именовать адресок, фамилию, причину вызова. Пожарных уже вызвали, но бездействовать сами мы не можем. Что же делать дальше? Чем можно затушить пылающие бензин, керосин и остальные органические масла? Ежели на вас загорелась одежда, ваши действия? Либо кататься по земле, пытаясь сбить пламя.

Что делать, ежели комната, в которой вы находитесь, начала заполняться густым едким дымом? Команды строятся в колонны. У крайнего игрока в руках мяч это машинка. Ведущий — регулировщик. Он указывает цвет светофора: красноватый — мяч в руках у 1-го игрока, стоп; желтоватый — руки ввысь, приготовиться; зеленоватый — участники команд начинают передавать мяч друг другу.

Необходимо быть усмотрительным на улице, где много транспортных средств. Но не наименее осторожно нужно вести себя и снутри самого транспортного средства. На данный момент речь пойдет о травматизме. При этом мальчишек погибает больше. Потому необходимо знать правила дорожного движения. И не просто знать, но и соблюдать их. На данный момент мы поиграем с вами в «дорожное лото». У каждой команды схожие карты со знаками, а в конвертах — нарезанные таблички с наименованиями символов.

Необходимо нанести их на карту: кто скорее. Но в дом может просочиться грабитель. А ежели ребенок один дома, как герой известного фильма? Мы заканчиваем наше занятие и хотим нашим спасателям действовать в жизни так же дружно и обдуманно, как в игре. Запомните: наша сохранность в наших руках! Мечта, естественно, не плохая, тем наиболее по моим купеческим делам. МГИМО — институт интернациональных отношений.

Большими делами можно ворочать с таковым дипломом. Но же познания у тебя нешибко глубочайшие, и очевидно ты не «умница», так что насчет МГИМО не знаю… А в иной институтишко - пристрою. Средства есть, не горюй. Здесь, пока капиталец — то наживешь, и поседеешь, и полысеешь, и облезешь, как старенькый черт. Ну да хорошо, поищу посреди собственных друзей — товарищей из купеческой гильдии.

Может, и найду. Да и то огласить, девка ты у меня видная, а певунья… Эх, хор Пятницкого по для тебя плачет! Ну а ты что скажешь, дочка младшенькая, любимая? Чегой - то бледноватая какая, глаза горят! Не захворала ли ты часом? Ну, требуй, чего же желаешь. Ну да, точно захворала. Это ж нужно такое придумать — цветок чудодейственный! Я и слыхом о таком не слыхивал, и видом не видывал. У всех мечта как мечта. У одной — в институте поучиться, юность забавно провести, чтоб в старости было что вспомнить.

Да и диплом, по сегодняшним временам — то временам, не крайнее дело. Иной — замуж успешно выскочить да и по миру поездить: свет посмотреть, себя показать. Ну чем не мечта? Ну всем же мечтам мечта! А у данной все не слава богу! Ну все, кажется, у нее есть: и умница, и кросотка, и обеспечена с ног до головы. А ей что — то не хватает, все она чего же — то ищет! Ох, грехи мои тяжкие… Хорошо, буду находить, раз уж ей так приспичило. Глас из — за кулис.

Долго ли, кратко ли ездил купец, в конце концов возвратился он из далеких странствий. Да не с пустыми руками — с подарками. Заходит купец, в руках у него большой студенческий билет, совместно с ним заходят Жених — «новый русский» и Аленький цветочек. Младшая дочь. А для чего для тебя чужая кровь? Ты же растение, а растениям чужая кровь ни к чему.

Им необходимы солнце, земля, вода, навоз, в конце концов. Аленький цветочек. Ну, это обычным растениям нужен навоз, а я цветок сложный. Из меня можно делать маковую соломку и опиум. И позже, ты уже сама произнесла, что я магический и могу принести успокоение, удовлетворенность, веселье. А за наслаждение нужно платить, родная. Это закон таковой — за все нужно платить. А за такие наслаждения — втройне, так как удовлетворенность и веселье, «полеты во сне и на Яву» ты получаешь сходу, не прикладывая никаких усилий: не нужно обучаться, не нужно работать, не нужно добиваться что — то.

Вот есть я — все наслаждения мира у твоих ног. Правда, плата за меня высочайшая — жизнь, при этом жизнь эта твоя. Так что задумайся. А ежели не надумаешь, для меня утрата не велика. Подумаешь, одним человеком больше, одним меньше.

А ты женщина богатая, все у тебя есть, - это ты с жиру бесишься! А есть еще тыщи таковых, у кого ничего нет и , может быть, никогда ничего не бедет. Вот им без меня сложнее. Так что думай, и вы, ребята, задумайтесь. Может, подружимся? Глас за кулисами. Компания «Чуваштимяшская школа пикчерз» представляет триллер в стиле «фентези» под заглавием «Здоровье цивилизации в опасности! Перечисление всех участников деяния, луч прожектора либо фонарика по очереди освещает всех участников. В галактической системе ПХ — голубая планетка Альдеран попала в мощнейший поток силовых полей Звезды Погибели.

Планетку потрясли катаклизмы. И сотки альдеранцев, пытаясь спасти свои жизни, на звездолетах устремились в космическое место. Тыщи световых лет пригодились звездолету «Алспайс», чтоб долететь до солнечной системы. И вот в иллюминаторах возникла Земля. Обрадованные альдеранцы направили звездолет на высадку и приземлились недалеко от городка Кличева. Инопланетяне уходят за кулисы. На сцену, шатаясь, выходят трое мужчин, в руках у 1-го из их бутылка водки.

По пятам за ними идет Погибель. Мужчины поют. Погибель и ее слуги отступают за кулисы. Инопланетяне подступают к парням, поднимают их. У этого людского индивидума чрезмерное содержание алкоголя в крови. Начинается разрушение клеток головного мозга. Сердечная дистония, цирроз печени, нефункциональность поджелудочной железы.

Возможность летального финала через три недельки. В крови этого человека чрезмерное содержание опиума. Возможность летального финала через несколько часов. Этот организм заражен ВИЧ. Поражена центральная нервная система. Возможность летального финала при попадании в организм хоть какой инфекции. Остальные похожие документы..

Полнотекстовый поиск: Где искать:. Положение о конкурсе «Портфолио класса». Включает в себя имеющиеся сертификационные документы, подтверждающие личные и коллективные заслуги в разных видах деятельности: дипломы Итоги работы региональных отделений Союза работа по вербованию в члены Союза юридических лиц 7. Главный вопросец нашей работы — состояние, препядствия и перспективы развития российского машиностроительного комплекса.

Это вопросец главной важ Электронная библиотека студента Православного Гуманитарного Института Традиционно упоминают четыре «последние вещи»: Погибель, Трибунал, Рай и Ад. Это «последние вещи человека». А есть и четыре «последние вещи» человечества: Судный Сохрани ссылку в одной из сетей:. ФОРМУЛА ЗДОРОВЬЯ Тематический вечер Цели: - отдать ученикам представление о том, что такое здоровый образ жизни; - вынудить учащихся задуматься о необходимости быть бодрствующими, приобщение к здоровому виду жизни; - сделать вывод, что содействует здоровью, а что приносит вред отдать приятное доказательство всем плюсам и минусам ; - достигнуть формирования у учащихся активной позиции по данной проблеме; - развивать творческие возможности, память, внимание, познавательный энтузиазм.

Используемые способы : - словесный: выступления ведущего и приглашенных гостей; - наглядный: внедрение плакатов на данную тему, сценки о здоровом и больном виде жизни; - практический: испытания, игровые задания, викторина, физкультминутка. Подготовительная подготовка : За недельку до проведения мероприятия каждый желающий может получить анкету «Здоровый образ жизни».

Участники заблаговременно делятся на несколько команд. Оформление: 1. Плакаты в зале: - «Заботу о еде и уходе за телом необходимо отнести к области здоровья и поддержания сил, а не к области наслаждения» Цицерон - «Надо, чтоб разум был здравым в теле здоровом» Ювенал - «Здоровье — это единственная драгоценность» Монтень 2. Звучит музыка, на сцене возникает ведущий. Сценка «На приеме у врача» На сцену выходит древняя нездоровая бабка переодетая девченка , садится на стул у кабинета врача: - Прогуливалась на рынок, купила картошки, моркови, лучку… Выходит еще одна бабка тоже переодетая девченка , глухая и слепая, на ощупь находит стул, садится.

1-ая бабка обращается ко второй: - Прогуливалась на рынок, купила картошки, моркови, лучку… Из кабинета доктора в этот момент выходит парень, весь перебинтованный, бабки испуганно глядят ему вслед. Из кабинета доносится голос: - Следующий… Бабки поначалу замирают, потом вскакивают и удирают.

Ответы из зала. Самым активным активным участникам вручаются жетоны До года числилось, что здоровье — это отсутствие заболеваний. Да Правильно ли, что жвачка сохраняет зубы? Нет Правильно ли, что кактусы снимают излучение от компьютера?

Нет Правильно ли, что от курения раз в год погибает наиболее человек? Да Правда ли, что бананы поднимают настроение? Да Правильно ли, что морковь замедляет процесс старения организма? Да Правда ли, что есть безобидные наркотики? Нет Отрешиться от курения легко? Нет Правда ли, что молоко полезнее йогурта?

Нет Взрослые почаще, чем малыши, разламывают ноги? Да Правда ли, что недочет солнца вызывает депрессию? Да Правда ли, что в летнюю пору можно запастись витаминами на целый год? Нет Правда ли, что нужно раз в день выпивать два стакана молока? Да Правда ли, что детям до 15 лет нельзя заниматься тяжеленной атлетикой?

Да Правда ли, что ребенку довольно спать ночкой 8 часов? Нет Ведущий. Ведущий делает подобающую запись на доске «Факторы здоровья ». Ведущий указывает ребятам упражнение — растирание ладошек. А сейчас для вас поет ваш одноклассник… Исполняется музыкальный номер. А на данный момент приглашаем наших стихотворцев. Слушаем их сочинения. Зрители своими аплодисментами выбирают наилучшее стихотворение. Показательные выступления спортсменов рукопашный бой, каратэ, дзюдо Ведущий записывает слово «спорт» в графу положительных причин на доске.

Ведущий записывает слово «алкоголь» в графу отрицательных причин на доске. Я приглашаю на сцену… Слово предоставляется гостям. Различное питание содействует здоровью либо нет? Ведущий записывает «курение» в графу отрицательных причин на доске.

Как окончить фразу « формула здоровья — это…» Будет здоровой наша страна либо нет, зависит от нас с вами, от каждого от нас!!! Исполняется песня «Как здорово.. Ответь, пожалуйста, на последующие вопросы: Что такое, на твой взор, здоровый образ жизни?

Расположи предложенные варианты по значимости: а не пить; б не курить; в заниматься спортом; г всеполноценно и верно питаться; д не употреблять наркотики; е не вести беспорядочную половую жизнь; ж вести осмысленную жизнь; з жить настоящей духовной жизнью; и положительное отношение к себе; к доброжелательное отношение к иным людям; л гармоничные дела в семье; м саморазвитие, самосовершенствование.

Нужен ли, по — твоему, здоровый образ жизни? Ежели нет, то почему? Ежели да, то зачем? Как ты думаешь, является ли твой образ жизни здоровым? Ответ нужно обосновать. Как фуррор в жизни человека зависит от его вида жизни? Для чего же бы ты стал вести здоровый образ жизни? Чтобы… а быть сильным; б быть красивым; в быть постоянно в форме; г быть удачным в делах; д в полной мере осуществлять свои способности; е развиваться как личность; ж иметь здоровых детей; з получать от жизни удовлетворенность и наслаждение.

Какие происшествия могли бы побудить тебя поменять образ жизни? Что ты делаешь для укрепления собственного здоровья? Расположи последующие ценности в согласовании их степенью значимости для себя: а образование; б здоровье; в семья; г дружба; д красота; е любовь; ж познание; з развитие; и уверенность в себе; к творчество; л увлекательная работа; м материальная обеспеченность; н счастье других; о развлечения; п беспечная жизнь.

Ответь, пожалуйста, на вопросы: Приглянулся ли для тебя вечер? Что в особенности запомнилось? Удалось ли для тебя принять роль в конкурсах? Вызнал ли ты что-нибудь новое? Поменялось ли твое мировоззрение по каким-либо вопросцам, связанным со здоровьем? Какие бы темы ты желал обсудить на последующем вечере, посвященном здоровому виду жизни. Участники: -На пороге тысячелетия Наступает момент, когда Мы за все бываем в ответе, Перелистывая года.

Потом по очереди Оживают, произносят слова и поднимают плакаты. Участники: -С что все это начиналось? А опосля поскакала вкривь и вкось. Сейчас один и тот же тусклый круг, Где все друзья друг друга «уважают» И всякий раз нетрезвый собственный досуг Бездарно в неизвестность провожают… Участник поднимает плакат -Цвет лица землист.

А он не старый… В доме холод, грязюка и тишь. Дети- в школе умственно отсталых, И в психиатрической — жена… Слаб и вял он, как будто из мочала Сотворен…А он, при всем при этом, Человеком тоже был поначалу, Тенью человека стал позже. Началось все с дымной сигареты: Огонек ее так сладостно приманивал. И хотелось взрослым стать быстрее. Вот и час расплаты наступил… Участник поднимает плакат -Вот он тащился, чуток не умирая.

Через минутку ж — где достал, бог весть! И, видимо, уже спасенья нету От этого обычного порошка… Участники поднимают плакаты Участники хором : Глаза свои открой! Смотри и повторяй. Наркотики долой! Верность соблюдай! Глаза свои открой! Курение долой и пить не начинай!

Курение долой! Пить не начинай! Жизнь свою спасай! Конкурс «Магические числа» Каждой команде дается карточка с номерами телефонов специального вызова, 02, 03, 04, - познание которых нужно всем — и взрослым и детям.

Конкурс «Не шути с огнем! Конкурс « о! Конкурс «Тушим сами» Ведущий. Каждой команде задается по одному вопросу: Чем можно затушить пылающие бензин, керосин и остальные органические масла? Конкурс «Движение» Команды строятся в колонны. Конкурс « Осторожно, автобус! В твоих дырах-дворах, в затрапезной глуши, всё ещё золотятся надежды коврижки. Даром зимние псы грызли насмерть меня, люди-братья за ломаный грош предавали.

Время сплющено тяжестью гиблых пространств - инфузории делят общак и амёбы. Но шиповник-июнь вводит в песенный транс и язык мой щенячий, и выгибы нёба. Бог простит мне грехи юные мои - перепевы Адамовых яблочных песен. Я ведь знаю, что тихие радуг слои - чистозвучней в июне, чем Армстронг Луи, чей сплав золотистый и вправду чудесен Намаешься с его хмельной повадкой.

То солнцу, то слезам небес внимай над в клеточку разлинеенной тетрадкой. Не в шуточку, а всерьёз сложилось так - до слёз светло над рифмой маломальской. Вот так же честно рыдал Пастернак над женственной распутицей февральской. Борис ли Леонидыч насвистал, ожёг ли рот я "горькою от Борьки"?

На то и ночь - как песня "Караван", чтобы во дворе, акацией укрытом, я сумел бы спеться, через океан, с потомком Баха, Бахуса - с Бахытом, которому я не соврал: "Люблю! В шагренях мая до утра не сплю, не подстелю соломки скрипалю, только лёгкости смычка в ответ - заплачу. И склонён над землёю июнь солнцелико, как над ягодной грядкой пионовый кустик.

Отцветают пионы - усыпали землю лепестками пунцовых и розовых политр. Не обернется лето - торпится, внемля новеньким дням юным, новеньким молодым цветам. Восьмикрылая дрожь, белокрылая пара. Кратки, кратки объятья четы мотыльков И садовник-старик, юный от загара, на ладошки ласкает уколы шипов. Майский полёт На лету не поймёшь, то ли кинется пёс под колёса, то ли ветер швырнёт под "восьмёрку" шуршащий пакет.

В сдвиге линий, объёмов и форм на бездомность вопросца не услышишь ответа, которого, в сути, нет. Не успеешь увидеть, кто слева подрежет, кто справа, кто на "бумере" прёт напролом, наркотою взбодрён. Просто держишь руль, чтобы чудищ сакральных орава не спровадила - так, меж делом - скучать в пантеон.

На ходу, на лету не изловить промелькнувшей детали, но несущая линия - твёрже ведёт и верней. Сокровенные дни обновления солнца настали. Опять светится жизнь - и года растворяются в ней! Белоснежных свечек полны терема проповедника-мая. Как будто жемчуг, нанизаны дни на правдивую нить. Удержать бы собственный путь. Книжку книжек я на миг закрываю, чтобы глаза на весь год синевой первородной промыть! Сергей Шелковый. Я не стираю пот со лба, только молча, прикусив язык, рыхлю апрельский Твой цветник.

От крана приношу воды к корням пионовой гряды. Согретой земли анашу вдыхаю и вовсю гляжу, как сызнова пиона кустик - бутонами розовоуст. Видна ль Для тебя моя борьба - восторг склонённого горба, разгулье мускул опосля тюрьмы гиперболической зимы, где месяцев не 6 так семь пароль был "хлад", а отзыв "темь"? И вот, в руке Твой чернозём размяв, я думаю о том, что он - темней, я - чуток светлей, но мы уже одних кровей.

Позволь же длить мне этот ход челночный - то снова вперёд, к железом пахнущей воде, то вновь - к пионовой гряде. Позволь ещё! Я так привык, что тут - и Твой, и мой цветник. Дизайнер Анжело Литрико, мой италийский друг, отмечен настолько застольною фамильей, что чарка тотчас чертит полный круг воздушный над Романою-Эмильей! Анжело Литрико, единодумец мой, иглы и нити вдохновенный мастер, одел мой торс в прикид передовой — лихой, как галактический бестселлер.

Любезный Литрико! Рубашку из полос цветов твоих — куда уже цветнее! И то, мой ангельский! Давай, живописец мой, продолжим этот драйв — сравненье наших схожих гармоний! Звучит «ти амо» ловче, чем «ай лав» тут на холмистом ренессансном лоне. И фра Анжелико я вспомнить захочу, так как сходство 2-ух имён — глубинно. Мой Литрико! Нам легенды по плечу не те, что порчу кутают в парчу Шелковый Небесная механика, Киев, "Радуга", г. До сих пор я собственный гол забиваю!

И за клинья шумеров в ответе, за всех рун и руин Вавилон, блещут смуглыми икрами малыши, ибо к насыпям, с южных сторон, солнце шлёт на холерные травки цвет и мёд, без липовых речей пустыри оживляя для славы турбулентных - навылет! Игрища Как досадно бы это не звучало, окутал дым учителей, подсыпав соль в усы и перец в баки. Но звонки зовы сверстников-друзей через все шумы, ристалища и драки. Сидячие притворства позабыв, исполненные протокольных бдений, и сейчас чую гончих ног порыв, в укусах йода сбитые колени.

О, нередкий пульс футбольного мяча, о, игрища, сродни высочайшей драме! Вопящий "Мимо! О, ног-смычков мажорная возня, и точностью, и остротою паса гармонии учившая меня задолго до октав Торкватто Тассо! Там был в стоимости вольнолюбивый характер, и слабенький духом не был там в почёте.

А кто был прав и кто чуток меньше прав, практически безусловно отражалось в счёте. Усталые наставники мои! Ваш синус часто повторяя, душой я там, где свободные бои, где искры бьют через тонкие слои — в вечнозелёном безнадзорном мае! А вот и факир Батистута, ваяя трёхсотый собственный гол, парит невесомо, как Будда над летним лужком маттиол. И опять ристалищ и хлеба взыскуют Милан и Мадрид.

И форвард, как молния с неба, на грани офсайда искрит. Чтобы завтра, взлетая над квотой, и сам ты пробился в финал и с пылу, и с жару, и с лёту взметнул к небесам с Тьягу Моттой, с Фалькао — трофея фиал! Под лиловою строчкою выцвела давняя дата — Рим и Трою с тех пор впитали снега и пески.

И полмира с тех дней в древесной тяжёлой одежде на плечах домочадцы и други во тьму унесли. Удивительно жить и сейчас, но тогда, но в мальчишеском «прежде», трепетала душа, отрываясь от вязкой земли. Оттого и врастали в перо неумелые пальцы, оттого прорезался во лбу неулыбчивый глаз, что мы все, как один, на минутку по свету скитальцы, и уже через миг будет некоторому вспомнить о нас.

Шевелятся разбухшие, вечножующие, туки погребальных бугров И на каждой юдоли — тавро. И за воздух хватаются новорождённые руки, чтоб некоторая птица в ладонь уронила перо. В узорах звёзд безмолвно и тихо живёт очеловеченность небес. Земные королевства - злостно непристойны. Но ангелы, прошедшие через войны, неумолимо зорки и убойны, торопятся мутантам зла наперерез.

Рай, удовлетворенность, радуга. Дни - детки бога Ра, расцветающие ромалы Рамы Кришны. И, босоногий, среди двора, средь муравы июльской я - не излишний ни век назад, ни в сегодняшние дни, где сердечко всё больнее кривдой сжато Чудесник Ра! Спаси и сохрани тот счастья луч под яблоней в тени, где мы с тобой вдвоём молчим, одни, и радуг тех воздушные палаты! Опять вспомню, вдогон стрекотанью, о Стрелке и Белке, о дворнягах, спаленных дотла на прохладной войне, Не запамятовать и стрелков начеку, чикатил - из ежовских - без полслова раскаянья, без искупленья грехов Тут, в промёрзлых тенётах, в широтах свирепо жёстких, счастлив, кто доживёт до июньских прощённых стихов.

С января на февраль календарь передёрнет картину. За окном - минус 20, и сдох жигулёнка движок. Подгребает планетка Нибиру, всем нам, - под сурдинку, - подбивая счета за всеобщий друг другу должок. Поднебесный ли упадет огонь к Африканскому Рогу? За чеку ли потянет норвежец, шизоид-бомбист? В бесконечном праздничке знанья печали премного. Но пока что во тьме за стеклом дышит снег, слава Богу, - как сестра милосердия, бел и целебно-душист Говори, говори о плечах европеянок ласковых, гнутоклювый и чувственный, слабенький и вечноживой!

А замолкнешь - только ветер и взвоет в пределах бесснежных, пережёванных, сплюнутых золотозубой Москвой. А смолчишь - лишь падальщик и прохрипит над равниной, костяной раскрыв, с кумачовой нутрянкою, зев. Азиатские скулы бугров перемазаны глиной, и по мокрым щекам прорастает озимый посев Не молчи - да пробьётся высочайший обман говоренья через вязкую кривду осенних и зимних дождей! Городская квартира больна теснотой и мигренью, а за окнами - неразличимость случайных людей.

Не смиряясь, бубни, пересмешник надсады и горя,- и цитату цикады, и лиса Улисса завет! Отчего в этом чуждом для жёстких ушей разговоре неизбежность сквозит, как под дверь проливается свет? Есть отвага предчувствий. И ею пульсирует вена, в её темпе может быть вразрез пересечь ледоход. Причастись - и над чёрной водой пролетишь обязательно.

Как напомнил ещё один Осип: "Решимость ведёт Осеннее море июльского чище, прозрачней, стекляннее и холодней. Осенней горы золотые глазища полны виноградных зернистых огней. Прохладно и солнечно. Веет мускатом от грядок кудрявых на спелой горе. Не быть мне ни молодым уже, ни богатым, не выиграть приз в муравьиной игре. Зато мне осталось — вспорхнули фазаны из рыжей листвы виноградных шпалер, и солнце поднялось яснощёко и рано — на молодцеватый июльский манер.

Осталось — еще не остывшее море, сентябрьского воздуха мятная плоть. И в голубом, немножко ледовитом, просторе — молекул-минут золотая щепоть. Сейчас, в День Памяти жертв политических репрессий хчу вспомнить тут только о трёх восхитительных поэтах, пострадавших от людоедского режима - о Владимире Свидзинском, Василе Боровом, Борисе Чичибабине. Дрезденский диптих Фолькеру Райнеру Ульбрихту 1. Прохладная весна идёт, и продают на Пасху вербу, понеже обновляет веру евангелический люд.

Забудем ли, саксонец мой, как были юны мы когда-то, когда звенели брат на брата гранёной склянкой гулевой? Как досадно бы это не звучало, то выпито издавна, но мы единства не избыли, хоть и ушло из нашей были легкотекущее вино.

Форзиция в цвету нежна в апрельском дрезденском тумане. Как верно, — без упованья — собственный трезвый возраст пить до дна! Твой, три раза интегральный, круг и мой чертёж — не чрезвычайно идентичны. Но разность нашу не итожу, — она обманчива, мой друг… Желты форзиции кустики — свежайши, золотопенны ветки! Саксонского упорства предки глядят с дворцовой высоты. И в угловатости забрал, в грозных рыцарях из камня порука твёрдая дана мне в том, что ещё не кончен бал, что в сумрачном апреле есть пасхальных благовестов звуки и, стоящая всей науки, раз в год о верном сердечко известие У Лукас-кирхи Вовсю поют дрозды, и потеплело.

И засветилась Дрездена сирень. Древней кирхи каменное тело чернеет через апрельский голубий день. Напротив - "резиденция синьоров", дом для полубезумных стариков. Но Лукас-кирхи непреклонен норов, прошедший через безумия веков. Снова обласкан юною весною сожжённых стенок шершавый известняк. И, патиной мерцая, сединою, псалтырь твоя не смеет быть иною - ей опять послан откровенья знак! И поспешные грозы весёлую грусть проливают на кирпичные ульи, на каменные терема.

Зеленеют, блистают, густеют блаженные купы. Как люблю я веток простодушную щедрую плоть! И да буду утешен я мискою сероватого супа, только бы опять дарил эти майские грозы Господь! Лишь б опять омыл эти липы сверкающий ливень. Вот стихает гроза - как будто страсть, опадает вода И оттаял под сердечком зимы мастодонтовый бивень, и почуял я вновь, как по жилам струится звезда. Жалко, что короток май и не вечны венчальные грозы!

Тает белоснежное время каштановых губ и глаз. И летят лепестки - белизна с красным крапом опасности - шелухой опадают - ненужною, тусклой, ничьей Но вдоль радуги - выгиб небес, справедливая сила, что по зоркости глаз и по имени нас нарекла, что у беспомощности нашей согласия не попросила и бессмертие душ нам отдала - не со зла, не со зла..

Пусть я и не достоин твоей русоволосой красы. Я не спасу. И стать иным - не свободен. Но как похожа на спасенье ты! Звени мне ворожбою золотистой, мой хрупкий ангел с смертью в очах! Не нам с стальным взглядом атеиста соломенный выстраивать очаг, не нам копить прохладные монеты на сретение порченых родов Обожай - не будет подлинней завета на стенках обречённых городов.

Сквози мне тягой забытых магий, зови безграничный неба оборот! И за три дня набухнут рек затоки лягушечьей и щучьею икрой. Да не прервутся меж нами токи, искрящие от первородных Трой! Да повезёт бессильной нашей власти - бросить средь травки цветок огня Зови меня, зови глубинней страсти! Обожай - и лицезреет Бог, спасёшь меня..

Ода метели Ух тЫ, как праздничек разгулялся — крещенский зверек, метель в размахе! Шатун разнуздан в пульсе, в вальсе, и кровь вскипает в росомахе. 100 лет такового не бывало, и век еще не повторится! Под козырьком желдорвокзала скукожились бродяжки-птицы. А ты вдыхаешь, rara avis, всей грудью, птица сложная, восторг-кураж и радость-зависть — пургу, как Библию, листая. Дожить до необычной вьюги, до воскрешающей метели! Другого и не нужно, други, ни в предисловье, ни в пределе.

Велик за Пушкиным Свиридов. Не считая с неба по-волчьи глядящих ледовито-зелёных зрачков, тех, что знают насквозь нас, пропащих, нас, не видящих букв без очков. Под порогом отступника-дома кто родил нас, истлели издавна. Грех наш - долог, и хлеб наш - трава, и в стакане прогоркло вино. Полночь бьёт. В скрежетании боя - пёсий брёх, прокурорский язык.

И за что нас прощают с тобою лик Марии и Первенца лик? Кучук-Ламбатский диптих 1. Чёрные куры посиживают на ветвях алычи, дымчатый кот задремал на ступенях хибары. Очевидно искренье молекул османской парчи в патоке зноя, в лукуме таврийского жара. Вот он, посёлок приморский, куда столько лет я приезжаю снова по невнятной привычке, где меж прошедшим и будущим паузы нет, как ни любви нет меж ними, ни дружеской смычки.

Войлочно-драный сторож хозяйства Мухтар цепью гремит у пристройки, дощатой лачуги. Банщицей здешней веранда сдана мне - продукт, настолько ходовой в сей жильём небогатой огруге. Вот оно, то, для что, потеснив виноград, демос слепил два 10-ка халуп при турбазе: свободного воздуха водка и бриза мускат в каждом зачатии-вдохе и в выдохе-фразе! Воля Господня, свобода святого вранья, - наперекор греховодной обыденной правде,- дней на пяток умыкните с поминок меня и, коль не прав я, в уста целованьем поправьте!

Чёрные куры с веток извергают помёт, кочет с утра, как при Ироде, зычно горланит Море любимой пахнет. И хмель не берёт глуповатого сердца. И солнце шагрени не ранит. Карабах, Кучук-Ламбат, мыс Плака - 40 лет знакомые места. Ловит взгляд мой нищенка-собака, взмахивая паклею хвоста. Два щенка скулят под сизым боком, под обвислым выменем пустым. Мне б не отдать надежд им ненароком, не пустить бы в ясны глаза дым. Я и сам ведь знаю про надежды то, что и не желал бы знать.

Видимо, они сбывались до этого, видно, довелось нам опоздать. Что ж снова сюда я приезжаю, в личный сектор, на недельный срок - не стрелок, не скупщик урожая, не упырь, сдирающий оброк? Что-то брезжит малой мне лампадой в этих неразлюбленных местах Многого издавна уже не нужно - плыл бы день, о 100 бы головах, отражаясь в бухте Карасана, где над бодрой синью Партенит пеной чаек, сепией баклана продолженье повести сулит Вылетай, снегирёк, из тюрьмы, роза дыма, рябиновки доза!

Нету музыки - тише, чем снег, усмиривший пропащую почву. Снегиря подоспел идол - красноватой маркой на белоснежную почту. Снежной Библии свежайш переплёт. На медвежьем клыке шевелится зимний бормот про тёплый приплод, про священных детёнышей лица.

Бритвой стужи обрежу петлю. В голубий купол взлетай осиянно, царь-снегирь! Не ловлю, а люблю. Не зря люблю - первозванно! Щетинный вепрь промчится мимо, круша лещину, напролом. А нам, мой друг, пора возвратиться в собственный дом, тулупы сбросить с плеч и спичкой, и свечой на блюдце, в камине истово разжечь сосновые дрова.

В крови — вечерняя отрада на воле прожитого дня, дня свежевыпавшего снега, морозно-дымного ствола В окне темнеет. Льдисто Вега над чёрным ельником взошла. Тепло в дому. В усталом теле есть лёгкость поздней правоты. Мы только на четверть поседели.

А о душе и о метели молчать умеем — я и ты.. По секрету при этом, Лондона Джека в тринадцать я больше обожал. В шубе онегинской век крепостничества мчится, полозом санным скрипя, бубенцами звеня. Снежный хорей в африканское сердечко стучится, в солнечный бубен морозного голубого дня. Я и сейчас к ним тянусь, но уже по-другому: помня, что дружества мёртвых - точнее других. Ежели живым отказал со стыдом я от дома, знать, поэтому, что ломоть их - полова и жмых. Вот и жую золотую, с мороза, траву.

Корм не в жеребца, а ясак да ярлычек - не в меня. Честному зверьку, Клыку, ослепительно-злому, верят во сне из-под снега мои зеленя. А в январе замерзает, не ведая срама, Пушкина плоть, и бледнеет кофейная кисть. И еле шепчут лиловые губки Обамы: "Вымерзли яблони ямбов. Опомнись, окстись! Переводы из германских поэтов-экспрессионистов начала ХХ века Якоб ван Годдис - Друг Ему в животик вонзил я сталь кинжала. Поблескивал суглинок, кровью напоён.

То крик взлетал, то тишь дрожала, гас взгляд его, по-детски удивлён. Жесток был путь к утраченному раю, очевидцев казня. А день вставал, на глади плиток кафеля сияя. Могуч был полдень. Друг о нём грезил. Уносит буря крыши - треск и стук, И гонит поток на берег, тьмою опьянен. Вот шторм!

Копыта одичавшие морей О землю бьют, чтобы дамбы прочь снести. Дыханье рвётся в горле у людей, И с поездами рушатся мосты. Платьица сестёр за ветвями белеют. Мальчишка вдумчиво слушает сад, В книжке страничку листком заложив. Липы от зноя увяли, ослабели. В небе парит белокрылая цапля. Дрожь светотени, игра, перелив - В лозах ограды. Вот в дом, торопясь, Сёстры вбегают в ромашковых платьицах.

Ветру из сада уже не догнать их - Сник, пробиваясь через зарослей вязь. Мальчишка погладил по шерсти кота, Глаза любимца поблескивают зеркалами. Глас органа встаёт над буграми, Ясен и чист, как небес высота. Ветки мёд плодов роняют. Полдень медлительно ласкает Плавных сводов высь и синь. Сияние сплава — погибели взор, Белоснежный зверек — зимы виденье. Девушек-смуглянок пенье Заглушает листопад. Богу снятся колера, Ласкового крыла биенье.

На бугры кидает тени Предзакатная пора. Сумерки, покой, вино; Звон гитары всё печальней Тихий свет от лампы дальней. Сон ли, явь ли — всё равно И одиночество живёт в тишине лесов златоволосых Крестьянин скажет: дай-то Бог! Вечерний звон плывёт вдоль луга. И мужество приходит в срок, когда торопятся все птицы к югу. И с неба милосердья час снисходит синею рекою. И образов иконостас молчанья полон и покоя.

Колокол стихает. Прощанье птиц теснит мне грудь волненьем, Когда они с печалью и смиреньем, Паломники, в прозрачном небе тают. Через сумерки иду вечерним садом, О стае грезя, светлой и крылатой, И, полон невозвратных дней утратой, Путь в облаках прочерчиваю взором. И вновь повеет грустью запустенья, Зарыдает дрозд в крушине дикой. В узор оград багрянец лоз вплетён. И млеющих малышей немые тени парят бескровно над фонтана чашей. И в голубых астрах крепнет стужи сон.

Засмердят убитых горы, Вспыхнет бойня глобальная. Помрачнеет купол неба. Погибель, когтистый зверек, взъярится. Люмпен ниц падёт нелепо, Мимы вслед за ним, девицы. Стенки хлевов и конюшен Упадут - муха не спасётся. Гей, накрашен и надушен, Под кроватью задохнётся. Целый мир лежит в руинах, В ужасе мост над Рейном выгнут. Всех, виновных и невинных, Муки смерти настигнут. Дрожь теней, кликов сдавленных обман. И животные гибнут в омуте незримом. Как мухи-пленницы, огни застыли тихо, Им убежать бы, заметя собственный след.

Но стережёт их плотоядный, жирный свет Луны, несытой, как будто паучиха. Мы все, неотвратимой погибели вторя, Растопчем одичавшей роскоши хрусталь. И белоснежные глаза ночного горя Вонзим во тьму, в жестокую печаль. Душе — потока дней не побороть, Бурлят их струи, рвутся на простор И шрамами былого метят плоть. Ты — зеркало, где в круглой глубине Искрит источник жизни и поёт, И где взбухает на янтарном дне То, что из тлена скоро оживёт.

Моя душа сорвётся с высоты, Через полночь летней звёздной ворожбы. А образ твой — величье красы, Символ вечности и идол судьбы. Рождество в Лунде Мало льда. Бесснежная зима в неторопливом скандинавском Лунде, где век за веком церкви и дома скрипят корнями в каменистом грунте.

Неделька Рождества — и мирный швед затеплил за стеклом, у каждой шторки, питаемый электрикою свет 7 свеч на треугольной горке. Затеплил, отгоняя холода, в окне цветок с пурпурною листвою, растенье «Вифлеемская звезда» — живой огонь, берущий за живое… И в эту ночь я, как будто конокрад, шатун упорный в шапке азиатской, — брожу до трёх часов.

И зимний взор смягчаю я при встрече с тёплой цацкой — с рождественской свечою и цветком за каждою оконной рамой Лунда… И в воздухе — то чёрном, то цветном — не слышен тролль, зловредный здешний гном, разносчик ведьмования и бунта. За что твой абрис помню и люблю? За то ли, что, - без излишних слов, по сущности, - я путь всё тот же, неизбежный, длю, за годом - год, за мигом - полстолетья, связуя с непрерывностью пунктир, неудобно тычась в мировые сети, толкаясь красноватой буквицей в эфир?

И не за то ль, что, слепленный отважно по Отчему подобью пешеход, - дороге друг я, и рассыпав брашна, она меня в Сочельник приведёт к заснеженному шведскому порогу? В большом стылом храме пахнет хвоей, мерцает в яслях сено Рождества, и свечек огнеглазье золотое являет дух живого существа. Но вдруг средь звонкой стыни отголоском настигнут слух удары молотка, как бы взметнув над гиблым перекрёстком, в пространстве, ставшем на секунду плоским, чад гарпии, угар еретика Предновогодний трамвай Трамвая щуп искрит бенгальской медью, летит огонь, крылат, раздет, разут.

И елки, как будто связанных медведей, по улицам заснеженным несут. Вновь этот воздух — спирт предновогодья, круженье чуток подвыпивших надежд. Из тьмы сияют ясеней угодья, играет иней их бровей и вежд. Весь этот город — крыши, арки, бреши — облагорожен снегом на корню. Сосновым духом густохвойный леший щекочет ноздри и горло мою. А их все тащат, чудища, в трамваи — вздыбленных, опутанных тесьмой! И я, трамвайный номер запамятывая, никак не вспомню — 5-ый ли, восьмой… Все иглы рядом едущей сосенки ерошу соумышленной рукою.

И пахнет мир смолисто, колко, звонко, вчера еще заморенный таковой Зимний дебют За это приходится дырами в шкуре платить, Короткою жизнью и тысячелетней тщетою. Но, Боже, как сладко на слове хлебА замесить И глаза помыть родниковою певчей водою! За это - плати опозданьем в борьбе и гульбе И каждому «здравствуй» - «прощай» отвечай бестолково… Соленая трещина на непорочной губе. О млечное время, небесное 1-ое слово! То было в зимнюю пору, и по городку ель пронесла Декабрьского леса томные хвойные ветки.

В квартире был сумрак, парили окон зеркала, И тявкал терьер за стеною у левой соседки. За стенкою справа невидимый Карпов-сосед Хрипуче-надсадно боролся с вечернею астмой… И вспыхнула фраза! Минутка, секунда Но разве длиннее судьба? Тавро золотое на сероватой обыденной шкуре! Еловая песня в снегу Набухают хлеба. Замешаны тут — а на Рейне хрустят, на Амуре! Plaza de Toros Гумилёв конквистАдором конкистадора нарёк - не для жеста, пожалуй, для вольнолюбивого спора. Так и ты бы - в крещендо быков андалузских облёк: не в грамматику - "торо", а в полногремучее "торро"!

Вот он, бык смоляной, вылетает из бардовых ворот, как будто чёрт из коробки с пружиною, Зорро-задира, и ноздрями раздутыми воздух предгибельный пьёт - майский воздух Севильи, любовницы Гвадалквивира. Вот он роет копытом песок, чёрный Авель, литой из бойцовой, не помнящей братова имени, плоти Верхний ярус арены чадит ядовитой махрой, и оркестр многотрубный в бравурной соединяется нотке чуток правее тебя, но всё в том же, доступном, ряду, где курцы табака апплодируют бурно мулете, в 3-ем тысячелетье, в ом кряду году, - реконкисты и Каина жертволюбивые малыши.

И закланье - изысканно, и позумент золотой облегает в обтяжку плечо и бедро матадора. Меж красной мулетой и мутно-зелёной водой к небесам отлетает душа терминатора-торо. И в бодрящем и торжественном рвенье триада жеребцов - благородные головы в бело-багряных султанах - мигом тушу увозит И трубы поют всё пьяней над весенней Севильей. И полнится летопись дней Андалузии - в кодах-загадках, желанно и удивительно Валенсия Так вот, где сёстры-ласточки зимуют!

Соборов валенсийских лепота, белиссимо, прочтённое с листа, влечёт их ввысь и в роздыхе ликует. В Валенсии — семнадцать в декабре волна и воздух. И накат негромкий ласкает плоть белопесчаной кромки в размеренно-ритмической игре. Мои четыре с половиной дня в цепи тысячелетней кавалькады — не Бог известие что… И всё-таки не нужно из памяти вычёркивать меня, Валенсия!

И вот летуньи наши где снуют, сбежав на юг, - в твоей закатной хмари, Валенсия! И здесь,- средь кротко-женственных дерев, лимонных, апельсиновых, - я свободен взывать «Сестра-касатка! И право, так мне легче узнавать всё то, что в силе многоцветной снилось, и поутру в гостинице «Лос Силос» тяжёлый штоф на окнах раздвигать Тут, через площадь, - колизей быка. Без бритвенных пассажей матадора зевнёт зима.

Но в марте, в день мажора, рванётся на арену чёрный торо, чтобы смерть, - чья же? Малага Дух Малаги повелением Аллаха задуман в перламутровых осях мозга и воли. И Господня ужаса, лелеющего совесть на сносях. Плесни вина с толикою полыни на честный нераздвоенный язык и протрезвей, 7 несущих линий, 7 опорных точек ученик! От Рима до берберского узора причудливо пульсирует пунктир.

Цветник, поживой для ноздрей и взгляда, алеет там, где смуглый канонир палит из пушки с башни Гибральфаро, где вдоль бойцовой кладки пламень роз, до лепестка-бемоля, до беккара, в кровоточивый пляс фламенко врос На 3-ий день почувствуешь своими - и зной припёка, и сквозняк-свежак на возвышенье том, где "Пабло" имя озвучит - не таверны! И явственно узреешь, как Пикассо вдоль побережья Малаги идёт, ребенок из графического класса, в глазищах - перламутр боеприпаса, лоб торо и упорно-твёрдый рот Царь-снегирь На зубок бы хрустящей зимы - чарку снега, горбушку мороза!

Памятуя Клюева Хрустами снега, ядрёной водярой мороза сегодня декабрь за 100 лет расквитался с народом! Ежели же спрыгнет какая строптивица с воза, легче кобыла с отчётным расстанется годом. Ну а коль век иль миллениум упадет за борт, канет в сугробы сундук, дребеденью гремящий, — крякнет, всего-то, ямщик, Тимофей либо Ламберт: стужа родимая учит терпимости вящей. Мыши, видать, от мороза и совсем взбесились — грюкают в кухне железною крышкой кастрюли. Либо же вновь домовой из-под веника вылез, взглядом хитёр, бородой и кафтаном — чистюля?

Нежели ты, здравствуй батюшка войлочный тапок, Клюев мой милый и Ремизов неотразимый! В спичечный короб набрал тараканьих ты лапок, лишь встряхнёшь — вот и музыка в долгие зимы. Коль разобраться, нутром я тянусь к домострою, к лыковым скрипам, к печному, приблизительно, комфорту.

В снег петушиную косточку поглубже зарою, штофом залью на душе красногривую смуту. Зиму бы пробедовать без огромного пожара… Клюева стану читать, золотую ермолку. Не много ли что: гражданин я такого-то шара… Суженый стужей дедок про стожки и Стожары в сердечко родную-горячую тычет иголку. Винолюбие Никак недаром, Дагна Дрейка, нам любо красноватое вино, ведь наша певчая семейка им нагревается давным издавна, так как зимние туманы над Даугавою-рекой ворочаются хмуро, пьяно, как сероватый бомж на мостовой.

Но я-то помню глаза Риги лет 30 5 тому назад — как бы Дануты и Ядвиги сияющий любовью взор. И чтобы встреча не забылась, я в амнезии стылых зим багряно-терпкой воды милость вздымаю: не «Чин-чин» — «Сим-сим! А Вы, мне верится, — со мной! Живи и щебечи, семейка, где белоснежный шум плывёт от Блейка, как свет воротника Ван-Дейка, и где журчит водицей лейка над грядкой в августовский зной! И горлица стихотворенья в светлых неба очах белеет — на взмахе — знакомо и опять влетает под кров.

Субботнею млеет истомой теплынь нищеанских дворов. Курлычет контральто романса в открытое настежь окно. А солнечный гривенник шанса звенит о дворовое дно:. Но золото, синь, сеть ещё не завесил туман. Пируют на лавке ханыги. А помнишь! Дальняя родня Эти бардики и краснолюдки под землёй расцветили сады.

Брызжут искрой курляндские шуточки в расторопше — цветке бороды. В розе фейса подземного гнома расцветает усмешки рефрен, и отваром корней полинома сдобрен путь к философии дзэн. Так уж сладилось, нарисовалось, что из всех латышей у меня лишь Дагна и Раймондас Паулс — хоть и далеких корней, но родня. Молния ветвится огнём лиловым в островерхих башнях.

Простушка милая, фиалок чаровница с ухмылкой незапятанной на устах увядших, хитрюга древняя, ты женщиной и феей проходишь через века. Тебя в разлуке я опять оживляю, как умею, и отдаюсь для тебя бесстрашно в руки. И в губки арку Шведскую целую. Лаская камешки, слушая их пенье, снова в тебя влюбляюсь, молодую, фиалок фуга, фейерверк цветенья!

И тишь чиста — до звона. Просохла площадь, ливень-водолей утих. И ветер, хмелем напоённый, весь мусор выдувает из щелей. И скомканный листок, как лебедь белоснежный, над мостовой шурша, готов взлететь. И девченка кусочком цветного мела для «классов» на асфальте чертит сеть. Не суесловь пред тишью большою. Всё продано, что можно и нельзя, давным издавна. И, с грошем за душою, малютка бес смеётся нам в глаза. Перевёл Сергей Шелковый. Монастырская библиотека Золотистое гинкго пылало осенней свечой там, где Броумов к небу вздымал вертикальные шпили, где, через сад монастырский, шурша листопадной парчой, мы под своды древней обители Книжку вносили.

Это капище книжное, где до сих пор Бенедикт повторяет завет собственный настойчиво и терпеливо, семь веков простояло и долго ещё простоит, вопреки всем шаманам, трясущим химерною гривой. Тут доныне смиренники Слову осанну поют, ибо Слово есть Бог, от начала начал и без срока. И, как лепкой барокко очерчен молитвенный труд, так багрец окаймил синеву поднебесного ока.

Тут и я умираю с листвою и Книжкой живу, всё острей ощущая в минутках протяжность веков. И видны в облаках, пусть не всем, корабли на плаву. И воздушного змея по небу ведут наяву мудрецы и мечтатели, книжники, нескончаемые малыши Памяти поэта Имануила Глейзера Продолжается твоё завещание: «Будь и пиши!

Продолжается завет твой над южным, над радужным в летнюю пору и не потухнет без боя в сугробной глуши. Ранешняя осень шуршит о для тебя, о живом, о неубитом ещё на мосту Сан-Франциско… Вроде, лететь для тебя в Крым и в Молдову неблизко, а лишь ясно я вижу: за общим столом с Имом Борис и Арсений с Сергеем посиживают, над виноградом молчат, но — по-братски, любовно.

Дружество душ — целомудренно, немногословно. Склянки сдвигаются, полня ямбический ряд. Наиболее в чуткости струн, чем в клавире стиха, — сущность данной нам непостижимой, загадочной жизни. Груда муската — глава Иоанна на тризне. Осень тиха и не не ведает клятвы-греха… И у дощатого забора, как в чрезвычайно давний день босой, обильно пахнут помидоры листом, обрызганным росой. На крыше кухни и сарая дождиками обтрепало толь, и дремлет у ворота рая дворняга с именованием Ароль Там Марфы, с мальвами, передник, и там, у кухонной стенки, я - внук, стригун, любви наследник, уже крайний собеседник, кому те дни ещё видны Охрой земли и смарагдом пинии каждый полуостров, как будто Буссенар, дышит в удивлении, в предчувствии, медно-красной пулей голубий ствол заряжая, чтобы из цельных уст его в цель летел стремительный глагол А ещё был светел полуостров с ельником среди родной реки Донец, где бродил ты ящериц подельником, пастушонком пасмурных овец.

И, ни сном, ни духом о экзотике, ни гу-гу о пёстрых островах, проплывал на камышовом плотике меж кувшинок в слобожанских снах. В солнечных изломах семилетия ликовали ритмикой, - без фраз, - птичьи восклицанья-междометия, плёса искромётный глаз-алмаз. Вышивая Эльбу ли, Сардинию, от Змиёва и начни стежок, где жива купель золото-синяя, заводь у Гайдар, ленивый линь её, плот и мальчишка, летних вод божок Знаю, что опять увижу на склоне тут, лишь тут, начинавшихся дней эту аллейку грачиных колоний, строй патриарший седоватых тополей.

Вымытый заезд из булыжного камня, взятый зеленоватым гнездовьем в полон. Стенки и заросли родины давней, полные звонких, зовущих имён. Не умолкали деревья и птицы. Гнёзда цвели посреди склейкой листвы, не утомлялись минутки светиться под перезвон первозданной молвы.

С жаркой веранды плетённые кресла из белокорых текучих лозин в сад выносили - к читальне небесной - под красноплодные ветки бузин. Не было прошедшего в мире без тени, кроны-громады баюкали высь Жизнь раскрывалась - и чувство рожденья непостижимее было, чем жизнь!

Билет первого сентября Неистребимый ястреба укол, зачатье осени. В негнущихся ботинках пацанва, охапки астр и зыбкая канва скользящего за кадром несмиренья Глаз медиума, крапины крыла. Откуда птица - пепел и зола - укол зрачка до сердца донесла? Туда ли? Там в рое гномов каждый даровит - живописец, лихоимец, сибарит надели обувь с незапятнанными носами. Щекочет ноздри запах новых кож. И мир скорей на школьницу похож, чем на вахтёра с рыбьими очами. Сейчас ровно 30 девять лет со дня, когда заманчивый билет вручён мне вместе с пёстрым хороводом.

И ежели вдруг скользнёт по строю свет - далече все. А трети совсем нет под пьющим душу броским небосводом Похоже, есть сермяжный некоторый смысл в том, что сентябрьский воздух свеже-кисл, как яблоко, но никогда не сладок.

И ястреб - чист и зол - не истребим, и, кто любим, тот нередко не храним, так как мы - рабы собственных повадок Не ностальгия - роздых на пути. Лети же, птица хлёсткая, свети пронзительным патрицианским оком. Но тем же небом воротясь назад, верни другой, чуток потеплевший взор. Плюс — «Цветы лихолетья» должны бы взойти, освежив мрачноватые «Складки местности».

А так как сейчас ни одна кузькина мама не спасёт от Быка, партзолота, дона Алонсо, я решил, что хорошо бы отдать в печать что-то чрезвычайно короткое — в форме анонса. Ибо что и вспомнишь из «Илиады» всей? Изредка имя создателя либо героя. Почаще — лозунг, хлёсткий, как шторм-борей: «Чрезвычайная тройка», «Троица», «Троя»… Письмо Драго-Дракула, с третьим столетьем ворона не поздравил тебя, но к Покрову пишу… Ветер рукопись рвёт и несёт во все стороны запах смерти — палой листвы анашу.

А как дым погребений проест в экологии, в окоёме озона, сквозную дыру, в эту брешь устремятся, инкогнито, почти все — по ночному винту и с возвратом к утру… Прошмыгнув параллельными координатами, лабиринтами, броуновской кутерьмой, вдоль кротовых проходов толкаются атомы, чтобы хоть какими маршрутами, блогами, чатами, — но прорваться к истоку — к порогу, домой… Тем же фортелем, Дракула, тень Трансильвании со шнурками усов и с шиповкой хвоста, догоняет меня. Тут, в шершавой компании, древесина осин — семикратно чиста!

На безрыбье, в безлунье состряпаны выборы тут, где век-вурдалак всё живое гнобит, где трансформеры-гопники, киборги-килеры всё надменнее корчат значимый вид. Вот и брызжет мне, княже, багряными фесками в глаза время. И ломится в грудь шариат. Ты ведь прав — над Кощеями и Чаушесками правя требу — псалмами, до крайности резкими И семь раз осенён — твой осиновый клад!

И воют с кольев хрипло: «Да посмотри ж ты на злую землю, Вседержитель неба! Под мантией и рясой — всё те же лапы, волчьи да собачьи, всё тот же бес власти, рубщик мяса. Теряет казням счёт Средневековье, не каясь ни на век, ни на минутку. Влад Дракула под угольною бровью глаз рачий, вурдалачий пучит люто Раскрою вновь тетрадь — как быстро время мчится! Уже который год засохшие цветочки томятся меж страничек Но вновь все дни, все лица, всю Малагу, душа, вернуть захочешь ты. Поляны роз её изысканностью дара безусловно посрамят Челлини с Фаберже.

Как прян веток кармин на склонах Гибральфаро, как звонок солнца диск на знойном вираже! Вернёмся ли, мой друг, туда, где нас пленяли не чуждые, — о нет! Вернёмся ли, душа, на родину Пикассо иль Малага без нас пропьёт запас вина? Под крепостью-горой — в два столика терраса. Чуток вермутом горчит волна ночного часа, и в свете звёзд полынь — смиренья седина Но нам, по бедности, на всех и данной для нас кротости хватало.

Чем для тебя, египтянка, помочь? И меня ведь съедает и мучит неуёмностью порча из порч. Не отпустят ни жажда, ни голод. И непознанной сущности вослед буду жаль скулить, ибо смолот сбор мой, а дом мой расколот, и согласья меж присными нет… В крайний день июля в Переделкино погиб Фазиль Искандер. Царствие небесное ушедшему из жизни большому поэту, писателю, философу, человеку.

В июне года мне довелось в Коктебеле два раза увидеться с Искандером. От этих 2-ух встреч осталась у меня его книжка "Созвездие Козлотура" с дарственной надписью на титуле, изготовленной по-детски большим и приветливым, как будто его ухмылка, почерком: "Сергею Шелковому - поэту - братски от ФАИскандер.

Коктебель, Эти слова, написанные в Коктебеле Искандером, дорогие мне и тогда, практически 30 лет назад, в дни моего неофитства, когда по двум первым книгам меня лишь что приняли в СП СССР, становится мне ещё дороже сейчас, когда мудрый и человечный писатель закончил собственный в высшей степени достойный земной путь. Искандера Сейчас светись, Фазиль, в созвездье Козлотура… Мне виден Коктебель, июньский солнцепад, сухумский Зороостр, плечистая фигура и полный мглы веков и дружелюбья взгляд… Сейчас возвратился ты в окрестности Чегема — вновь стригуном скакать по маковым полям.

Там не постоянно верна Эвклида аксиома, и золотом зрачков смеются рощи там. А дядя Сандро, с загадкою ухмылки на честном и простом карем лице, всё знает наперёд без ужаса и ошибки о отпрыску Абдулы, задумчивом юнце. Ты два раза подал мне приветливую руку, абхаз и перс. Апсны с Авестой — исполать! Тех киммерийских дней храня в душе науку, в Эдем через Чегем я дам охотно крюку, чтобы опять от тебя о братстве услыхать… И вот ещё добавлю свои стихи о Коктебеле тех самых времён встречи с Искандером.

Может быть, услышит их Фазиль из других измерений и порадуется воспоминанию о уже далёком благословенном крае - Коктебельская бухта Не уставай, ещё прощаться рано, ещё по веткам ярко-зелен гул. Могучий сфинкс с лицом Максимильяна в лазурь залива лапы окунул. Услышь дыханье данной нам бухты плавной - темны шипы на сфинксовом горбу, но свет играет думой своенравной на каменном высокородном лбу. Стихи — роса Чуть ль напьётся птица. Но есть магнитный неизбывный зов.

И ежели звёзды нам не дышат в лица, откуда у Завета столько слов? Останься, не стыдись — прощаться рано. Кто слышит зов, тот чисто говорит Так зорок сфинкс, двойник Максимильяна, - до римских львов, до львиных пирамид! Дочернее 1. Мой львёнок, цвет золотогривый, дыханье августовских дней, где полдни спелы, как будто сливы, где щедрость мира всё ясней!

Мой первенец, глядящий зыбко, одетый в сонные шелка, повитый отчею ухмылкой и дамским счастьем молока! Ты слышишь - в полночь кружит небо животных огнистых карусель, раскачивая с львиной негой судьбу, планетку, колыбель?.. Сизифов зимний день втащу под крышу, всё той же нескончаемой лестницей взойдя.

Войду — и мне в прихожей улыбнутся два сброшенных, два бардовых сапожка. И милосердно губ моих коснутся — судьбы дыханье и твоя рука В конце концов домой возвратиться с тропы бродяжьей и случайной, линялым усом окунуться в расплав крепчайшей гущи чайной. Лаская груз фамильной чашечки, под перезвоны разговора кольнуть клыком, чуток диким, глазурь позабытого фарфора Как дышат разноцветной плотью на книжных полках королевства граций! Как плавненько складни переплётов для тебя навстречу отворятся!

И страстно вскрикнет половица древесным плетивом волокон, и озарится гладь странички кошачьим оком, диапазоном окон! И, дрогнув эхом, обернётся иною рукописью время. И дым места чуток качнётся А нужно всем и нужно всеми — щемящий свет дочерней тайны, свеченье детской млечной кожи, глаза, что всё необычайней, всё больше на твои похожи Пробуждаясь от майского сна, ты меня окликаешь чуток слышно.

Дочь, росток мой, за окнами вишня расцвела невесомо и пышно, и разгадка её мне ясна. Окунается окунь в чернила заката-лимана. От турбазы доносится песнь о гульбе атамана. Песня тоже пьяна - хоть проверь, хоть поверь с кондачка. Вот вернусь в халабуду - и сам прихлебну из бутылки, ибо крови моей отсосало стакан комарьё. Засолю окуньков и развешу на леске, на жилке, чтоб напрасно не пропало рыбацкое счастье моё.

Ох, и темень же тут, на азовском вечернем заливе! Именуется "Лотос" турбаза.

Когда зреет дикая конопля марихуана изъятая фото

Каннабисовая ферма в Орегоне. Когда собирать урожай каннабиса?

Следующая статья конопля рэп

Другие материалы по теме

  • Tor browser отключить javascript гидра
  • Браузер тор cp hidra
  • Новиков конопля
  • Подсаживаются на коноплю
  • Комментариев: 1 на “Когда зреет дикая конопля

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *